Наше все

Киберпанк форум CyberClock

Переключение стиля: Киберпанк | Стимпанк

Важная информация

Показать сообщение отдельно
Старый 07.05.2012, 21:24   #1
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Непосредственно повесть. Короткое описание - здесь:
//cyberclock.cc/forum/showthread.php?t=1303


Пролог

Чувство тошноты и головная боль появились первыми. В глазах едва-едва забрезжили мутные пятна света, откуда-то издалека доносился неразборчивый гул. По крайней мере, пока ещё было тепло. Пока ещё…
Ким приходил в сознание медленно. Пробуждение давалось ему с трудом; в «коконе» транскапа было так тепло и безмятежно, а за ним… За ним ждало что-то большое, холодное и неприветливое, словно огромный ледяной грот. Короткими вспышками возвращалась память, усиливалась головная боль. Затёкшее тело ныло, болела грудь, и Киму было тяжело дышать. Ощущения то гасли, то накатывали вновь, и это повторялось очень долго, пока не исчезла белая пелена. Всё вокруг вновь окутал мрак, но боль на этот раз никуда не делась. Мысли становились яснее, и Ким уже отчётливо мог вспомнить события последних дней. Ржавое небо над Финиксом, серые стальные стены терминала, тени массивных кранов у горизонта, последний взгляд в сторону дома…
Дом. Почему-то именно сейчас, едва ли на пороге новой жизни, до боли хотелось повернуть всё вспять. Хотелось, чтобы этот перелёт был лишь сном, наваждением после очередного продолжительного запоя. Но дороги назад не будет. Ким не пытался найти утешения в пустых мечтах о возвращении «когда всё уладится» - даже сейчас они виделись тщетными, а строить воздушные замки он считал делом последним. Перед лицом очевидного факта, хлипкий занавес надежд – плохое прикрытие.
- Внимание. Через 240 секунд будет осуществлён процесс экстракции…
Тяжелый, монотонный мужской голос доносился будто из самой головы – Ким не мог определить его источник. Всё тело ныло, тошнота усиливалась, а скоро придётся вставать. Правда, головная боль потихоньку утихала.
-… В случае необходимости, в транзитном терминале вам будет оказана медицинская помощь…
Кроме строгого голоса и омерзительного гула, Ким не мог уловить ни единого звука. Эта могильная тишина делала ожидание ещё невыносимей. Транскап и сам по себе был похож на герметичный гроб, в которых на Финиксе хоронят состоятельных граждан. Тем, у кого нет средств даже на похороны, доставались братские безымянные могилы. Ким сразу вспомнил мать – и тут же попытался переключиться на другие мысли; наверное, не стоит ворошить прошлое в такой момент. Часов через пять-шесть, можно будет всё обсудить с Фиделем. Возможно, в спокойной обстановке.
-…Федеральное Управление Гражданской Авиации и Космонавтики заранее благодарит вас.
Вновь, замелькали неяркие вспышки света, теперь красноватого. Что-то сверху и сбоку зашипело, Ким чувствовал, как густая тёплая субстанция струится по его лицу и конечностям. Он попытался открыть глаза, но темнота не рассеивалась; к голове что-то плотно прилегало. Телу так же мешали двигаться невидимые оковы. Шипение усиливалось, и, в конце концов, вытеснило неясный гул. Становилось заметно холоднее. Тепло будто бы струилось вниз вместе с обволакивавшей «пеленой» неизвестного материала.
«Фильтры» на глазах резко съехали вниз с остатками биоизоляции, что заставило Кима зажмуриться. Свет оказался мягче, чем представлялся, и не резал глаз. Красноватое сияние исходило не от единого источника, как от осветительных ламп Финикса, а лилось равномерно от всей поверхности крышки и стенок транскапа. Ким осторожно попытался приподнять голову – но тело всё ещё удерживала тонкая фасетчатая конструкция. Массивная «крышка» транскапа бесшумно поползла вверх, впуская волну холода. После пребывания в биоизоляционном пакете, это особенно неприятно. Вместе с волной холода, в капсулу просочились клубы едкой пыли, в которых играли лучи отраженного тёмно-красного света. «Сетка» постепенно стала отпускать ослабшее после недельного перелёта тело, а извне донёсся чей-то приглушенный стон. Киму уже приходилось перенести межпланетный полёт, но это было давно, когда он бы ещё ребёнком. Он робко ступил на холодное, стерильное покрытие пола, излучающее такой же мягкий свет, как внутренняя поверхность капсулы. Первое, что бросалось в глаза - собственное размытое отражение под ногами; поверхность обладала хорошими отражающими свойствами, но при этом, не была скользкой. Какое-то время Ким просто стоял, пошатываясь и прикрыв глаза, окончательно приходя в себя.

Транзитный терминал больше напоминал огромный контейнерный склад, чем место приёма пассажиров. Сотни пустых ячеек для пребывающих транскапов были разбросаны по нескольким ярусам, разделённых полупрозрачной «плёнкой», и выглядели как открытые ящики в морге. Новоприбывших немного – пятеро или семеро. В своих белых комбинезонах и стерильных «шапочках», закрывающих волосы, с бледной кожей и угрюмыми лицами, они напоминали призраков, мертвецов, восставших из гробов. Ким сейчас выглядел не лучше, но он, всё же, был способен удержаться на ногах. Кто-то упал на пол, дрожащими руками закрывая лицо, кого-то мучили рвотные позывы. С едва слышным шипением над головой пронеслись медицинские синты – медузообразные, полупрозрачные нано-конструкты, испещрённые красными огоньками. Киму с трудом верилось, что это лишь машины; они разительно отличались от знакомых ему «корявых» механических изделий, распространенных на родине. Несколько «медуз» опустилось рядом с упавшим человеком, обволакивая его своими плетями-«щупальцами». Остальные прибывшие невольно попятились от странных агрегатов.
-…Вас приветствует система локального надзора и оповещения ОФС – вновь загудел голос «внутри головы», на этот раз, более мягкий, женский.
-…Для получения временного иммиграционного номера, вам необходимо пройти процедуру регистрации в назначенном отделении Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС. В случае если вы нуждаетесь в продолжительном отдыхе, в специализированной медицинской помощи, не способны или не желаете начать процедуру регистрации, к вашим услугам предоставляются рекреационные камеры терминала FASA…
На плёнке «потолка» и «стен» замерцали световые маркеры «К рекреационным камерам», «К терминалу связи», «КПП Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС» и «Выход к камерам ожидания». Ким уже достаточно хорошо себя чувствовал, чтобы передвигаться своим шагом; тошнота ещё не прошла, но он не горел желанием стать новым пациентом «медузообразных» машин. Его мнение разделяли и остальные – мелкими шагами кучка людей поплелась по длинному коридору терминала, обходя стороной шаманящие над телом синты. Ким осторожно осматривался – ещё с десяток медуз плавали сверху, свободно проходя через плёночное «покрытие», сзади медленно полз по полу тёмный «панцирь» непонятного назначения. Эти механизмы вызывали неприязнь на подсознательном уровне, так тщательно они «имитировали» настоящую жизнь. А может, они и были настоящей жизнью, одной из её форм.
Коридоры здесь были достаточно широкие и светлые; практически всё освещение шло от самих поверхностей, без выделенных источников. Периодически на стенах вспыхивала и гасла световая реклама и объявления. Помещения были безлюдны, и в них царила неприятная тишина; лишь откуда-то снизу доносился монотонный гул работающей техники. Ким и его спутники шли молча, пытаясь держаться на расстоянии друг от друга. Какой-то полноватый мужичок робко попытался завести разговор, но его, похоже, никто не понимал. Судя по акценту, он был из Аспартии, крупного поселения к юго-востоку от Финикса. В Финиксе аспартийцев недолюбливали за чрезмерную раскрепощённость и присущую почти всем южанам наглость. Ким в этом вопросе был на удивление толерантен, за что не раз слышал в свою сторону упрёки от «патриотичных» знакомых. После второго Коллапса, их расплодилось ещё больше; так уж повелось в родных краях - спихивать собственные ошибки на соседей, ещё со времён основания первых колоний.
Минут через пятнадцать, Ким уже сидел в просторном холле таможенного КПП. Здесь небыло ни солдат, ни вооруженных ботов, как в отделении Финикса. Небыло камер и решеток. На одной из стен лишь маячила световая надпись – «Внимание. Зона контроля», а «внутренний голос» предупредил о «возможном летальном исходе в случае противоправных действий». Ким был наслышан о системах безопасности в ОФС – как и любой другой житель Доминионов, но половине россказней не верил. Что настораживало – даже здесь небыло ни одного человека. Ни служащего за привычным столиком, ни кабинетов, ни снующих инспекторов – ничего. Комплекс, похоже, был полностью автоматизирован, и персонала для его работы не требовалось. Вообще. Ким слышал и об этом – о целых колониях без людей, «Метроплексах», промышленных комплексах, «пожиравших» целые планеты, растаскивающих их «по кирпичику» на сырьё для наноформеров. Но на родине это всё звучало неубедительно. Ким достаточно скептично относился к досужим «байкам» местных любителей поболтать о «ужасной Системе», но сейчас… Хотя, наверное, это просто сказывается состояние организма после перелёта.
Процесс регистрации занимал едва ли полторы-две минуты, и долго посидеть в тёплом кресле не удалось. Ким шел четвёртым, прямо перед толстым аспартийцем, который время от времени стал заходиться сухим кашлем. Может быть, бедняга прибыл сюда ради лечения: медицина ОФС была способна избавить человека от сколько угодно тяжелого недуга, и даже более того – спасти от естественного старения и смерти. Но и цена была высока – собственное «живое» тело. Конечно, перенос сознание в специально подготовленную «оболочку» не был обязательным для исцеления многочисленных хворей, которые в Доминионах считались «неизлечимыми» - с ними справлялись и стандартные биокоррекционные модули, но для особо тяжелых случаев (когда из организма было «выжато» всё, на что тот был способен), другого выбора не оставалось. Ким бросил последний взгляд на кашляющего толстяка, и, покачав головой, направился к шлюзовой камере таможенной инсталляции. Стоило ему войти внутрь, как массивный квазикристаллический заслон, испещрённый едва заметным шестиугольным узором, отрезал путь назад.
…- Система надзора Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС осуществляет идентификацию личности по транзитной инсигнии. Пожалуйста, подождите… - прошипел знакомый голос. Ким с удивлением осматривал шлюз – это было абсолютно пустое помещение, чьи гладкие пол, стены и потолок оплетала та же вязь из шестиугольных блоков. Поверхность обладала почти зеркальными свойствами, и было непонятно, откуда струится мягкий свет.
-…Ким Келли, 26 лет, пол мужской. Гражданин Доминиона Финикс, условный операционный код HMD TK8(A) FNX 342 330, гражданство в процессе отзыва. Зарегистрирована заявка на получение гражданства Объединённой Федеративной Системы, заявка в процессе рассмотрения. Условный номер транзитной инсигнии – 358 219 106 839 Омикрон дробь пегас. Конечный пункт назначения – федеральная агломерация KY-031F, Блок 307. В настоящее время является безработным. Вы подтверждаете данные?
Разговаривать с пустотой было достаточно непривычно. Вокруг небыло ничего, на чем можно было бы остановить взгляд, и Ким опустил глаза, будто рассматривая собственную обувь.
- Подтверждаю. Все данные верны – тихо пробормотал он под нос, перетаптываясь с ноги на ногу. В шлюзе было даже холоднее, чем в терминале.
- Параметры организма в норме. Сет необходимых прививок соответствует стандартам Системы. Правонарушений не выявлено. Невыполненных финансовых и социальных обязательств не выявлено. Вы имеете право на получение временной иммиграционной инсигнии Объединённой Федеративной Системы. Вы желаете установить базовый вариант или выполнить настройку вручную?
- Базовый вариант.
Ким не желал сейчас возиться с бюрократической волокитой – его наверняка уже ждали, да и чувствовал он себя не слишком хорошо. К тому же, через пару дней оформлять гражданство, с получением новой, постоянной инсигнии гражданина ОФС. Зачем этот лишний трёп с автоматами?
-… Инициирован процесс регистрации временной иммиграционной инсигнии. Благодарим за сотрудничество. Продуктивного вам дня.
Коробку шлюза на какой-то момент заполнил едкий бесцветный «газ». Секунд десять в носу и горле ощущалось неприятное жжение, глаза стали слезиться. Почти сразу же поднялся второй заслон шлюза. Путь был свободен.
- Вас приветствует служба социальной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС. Ваши персональные данные были перенесены из терминала «Alpha Transgalactical» в общефедеральную сеть Vector MacroNet. Вам предоставляется базовый пакет социальных услуг…
Ким раздраженно махнул рукой.
- Прекрати…
Голос послушно затих, но, выдержав паузу, добавил
- Вас желают видеть в 49-й камере ожидания. У вас 4 новых сообщения.
Фидель. Он уже здесь. Что ж, придётся поторопиться. Интересно, сколько времени он торчит в камере? С момента пробуждения прошло чуть больше получаса…
В следующих отсеках КПП Киму выдали «гражданкомплект» - универсальный композитный самосклеивающийся комбинезон, на удивление удобную пару сапог, экзопак с ребризером, и какие-то наборы для личной гигиены (Ким даже не стал их рассматривать). Его мысли сейчас были заняты предстоящей встречей с братом. С братом, которого он не видел с раннего детства, когда Ким вместе с матерью бежал в новоиспеченную колонию «Финикс» с бывшей ракетной и локационной базы Системы, в самый разгар бойни, которую сейчас называют «Колониальными Войнами». Кто бы тогда мог подумать, что меньше чем за четверть века здесь появится один из самых крупных анклавов, с населением более миллиона человек, с собственным административным сектором и аркологическими комплексами.
К камерам ожидания вела очередная сеть широченных пустых коридоров. В этом лабиринте можно было заблудиться легче легкого, если бы не услужливые подсказки системы надзора и световые маркеры «объёмного» текста, всплывающие тут и там. Ким не очень хорошо понимал унияз, и некоторые надписи оставались для него непонятными. Зато «говорилка в голове» изъяснялась на очень чистом диалекте Финикса, даже имитируя наречие ист-сайдовских трущоб, в которых Ким прожил большую часть сознательной жизни. Через некоторое время, назойливый голос стал казаться приятным – всё-таки, маленькая частичка родной обстановки в совершенно чуждом мире, где всё, абсолютно всё резко контрастировало с привычными, запечатлёнными в памяти образами. Огромные, стерильные коридоры, излучавшие красноватое свечение, были совершенно не похожи на узенькие, захламленные переходы Финикса с серебристо-серыми титано-гароленовыми стенами, внутри которых царила вечная давка. Композитный универсал-комбинезон выглядел и носился совершенно не так, как привычная одежда – на нём небыло ни застёжек, ни пуговиц, он просто «склеивался» и «расклеивался» в нужный момент, текстура ткани на ощупь была очень жесткая, шершавая, но плотно прилегая к телу, трубчатое волокно будто «растекалось», и костюм уже сидел как вторая кожа. Здесь даже воздух был какой-то особенный, у него был собственный, непередаваемый запах, совсем не такой, как на Финиксе. И эти… «Синтеты». Каждый раз, когда за углом мелькала очередная тень квазиживой машины, Ким невольно вздрагивал. Вроде бы, это называлось «эффектом зловещей долины»; техника, которая имитировала «настоящую» жизнь так хорошо, что становилась неотличимой от неё, вызывала подсознательную неприязнь и страх у живых людей. По крайней мере, какое-то время. Сами граждане ОФС, наверное, уже давно принимали копошение всех этих странных механизмов разнообразных форм и размеров за неотъемлемую часть городского пейзажа. Блуждая по комплексу, Ким насчитал уже пять «типов» подобных существ, хотя учитывая способность таковых изменять собственную структуру, это могла быть и вовсе одна модель синта, принимавшая разные функциональные формы. Из них, ни одна не была гуманоидной.
Наконец, казавшийся бесконечным коридор вывел во внушительных размеров зал с очень высокими потолками и «застеклённым» фасадом. За мерцающей плёнкой с вязью шестиугольников открывался захватывающий дух вид: в ночной мгле, из пелены стелящейся тёмно-малиновый дымки, выступали чернеющие провалы монолитных структур, гигантов, закрывающих две трети неба. Они были усыпаны оранжевыми огоньками, мерцающими холодным тусклым светом, словно звёзды на ржавом небе Финикса. В этой темноте, Ким не мог определить реальных размеров этих титанических строений, но даже по самым скромным соображениям, они были в пятьдесят, а то и в семьдесят раз больше любой постройки, виденной им на родине. Это были настоящие рукотворные горные массивы, не уступавшие в размерах Хребту Ариадна, лежавшему в тридцати пяти милях к северу от родной колонии. Ким с трудом оторвал от панорамы взгляд, полный изумления.
В зале (называть это помещение «камерой» уже не поворачивался язык), помимо Кима находилось ещё около десятка человек. До этого, ни в лабиринте коридоров, ни в таможенном КПП, ему не встретилось ни одной живой души (не считая людей, прилетевших вместе с ним). Почти все ожидающие носили одинаковые тёмные комбинезоны, отличавшиеся лишь количеством карманов и видом прицепленной аппаратуры непонятного назначения. Лица были бледны и угрюмы, но почти всегда чисто выбриты. Никто даже не обратил внимания на вошедшего – словно музейные фигуры-проекции, «местные» застыли на своих местах, кто-то стоя, а кто-то сидя в удобных креслах-«коконах». Над правым крылом зала развернулась огромная световая проекция странного существа с чертами зверя и человека – таких, кажется, называли «химерами» - что-то сухо объяснявшего на униязе. Эти «химеры» стали достаточно популярными Аватарами в медийной сфере после того, как на Сиэмбиене вымерла подавляющая часть былой биосферы. В речевке, вроде бы, говорилось о какой-то программе «консервации водорода». Что-то связанное с большими звёздами. Ким решил не вдаваться в подробности – пока, эта болтовня его не касалась. Среди тёмных фигур, он искал брата. Он видел его лишь на стереограммах, в отрывках тех посланий, которые редко доходили на допотопные терминалы «Альфатранса». Голос Фиделя Ким слышал только через фильтр автоматического переводчика, искаженный до неузнаваемости, и с полуторасекундной задержкой. Кричать же через весь зал, привлекая к себе внимание, очень не хотелось.
В другом конце зала, из «кокона» поднялась сутулая фигурка, и медленно, вразвалочку, засеменила к Киму. Неужели это он?.. Ким, почему-то, представлял брата другим. Похожим на себя, по крайней мере. Хотя, они небыли близнецами; Фидель был на полтора года старше, и родился ещё до вступления ОФС в Колониальные Войны.
- К-Ким?.. Ким Келли? – прохрипел человек, не скрывая волнения. Ким вглядывался в черты его лица… Да, сомнений быть не могло. Это и правда был он.
- Ну, здравствуй, брат…
Фидель явно не понимал языка. Он сделал жест рукой, чтобы Ким остановился, и какое-то время стоял, сосредоточенно потирая лоб. Не прошло и десяти секунд, как тот заговорил на знакомом диалекте.
- Ким. Поверить не могу, что ты теперь с нами.
- Я тоже, братюнь, я тоже…
Фидель крепко схватил протянутую руку костлявыми пальцами – его пятерня казалась маленькой, почти рахитичной, но в рукопожатии чувствовалась сила. Всё-таки, как же они были не похожи… Ким был невысоким, широкоплечим мужчиной атлетического телосложения, с длинной копной светло-коричневых волос и желтоватой кожей, в то время как Фидель был сутулым, длинным и тощим, но жилистым, словно его конечности оплетали старинные найлоновые тросы, носил короткую стрижку и был бледен, как приведение.
- Ну, как ты? Как долетел?
- «Долетел»… До сих пор шатает. Чтобы я ещё раз в этом гробу куда-нибудь…
Фидель покачал головой.
- Так и знал ведь. Ничего, домой приедем, будешь как новенький. Люди и через «магистраль» летают, и ничего им не делается, а это так, сущая ерунда. Три миллиарда километров, на сайклере, тьфу!
- Так ведь не «серебряный премиум», чёрт возьми, а долбанный транскап! – улыбнулся Ким – слушай, давай потихоньку пойдём отсюда. Ты сейчас на авике, или?..
- Ну пошли, пошли… Чёрт, вот Лори тебя увидит... Да нет, какой там… Чтобы служебный аэродайн по личным нуждам затаскивать? Так и гражданстат слетит ко всем чертям. Тут с этим строго. Да здесь до станции рукой подать, а на маглеве до Анклава меньше часа, потом ещё минут двадцать пешочком, и ты дома.
- Ты хотел сказать, «мы» дома? – поправил Ким, едва поспевая за братом. Для своего телосложения тот был чересчур шустрым.
- Да нет, «ты». Нет, конечно, если хочешь, можешь первый день пожить у нас с Лори, я просто думал, ты пока обустроишься на новом месте, отдохнёшь…
- Хочешь сказать, у меня есть собственная камера?..
Нет, всё-таки что-что, а соцобеспечение в Системе на должном уровне. Чтоб получить даже жалкую жилую капсулу на Финиксе (в которых иногда отказывают системы жизнеобеспечения), выстраивались огромные очереди, и бывало, что стояли по несколько дней. Когда жилищное хозяйство прибрал к рукам «Альфатранс», стало ещё хуже.
- Да, и поверь, неплохая. Не прими близко к сердцу, но я, честное слово, четверть жизни потерял, пока вырывал для тебя «пятёрочку». Обычно, здесь приезжие получают второй или третий гражданстат, но в твоем случае, о «тройке» и речи быть не могло. Тут и крупные спецы с «двойкой» вылетают как миленькие. Так что, братишка, ты меня не подведи… Не приведи судьба тебе где проколоться, меня безопасники в спираль Уилкинса скрутят.
Ким кивнул
- Всё будет в порядке.
Какое-то время, они шли молча. Казалось бы, столько вопросов накопилось за эти годы, но сейчас, когда пришло время их задать, в голове всё перемешалось, и на ум не приходило ничего дельного. Может быть, Фидель был прав, после этой нервотрёпки стоило сначала выспаться («сон» в транспортной капсуле лишь изматывает организм), и хорошенько поесть. Тошнило наверняка от голода. А может, это из-за необычной обстановки; сконцентрироваться на разговоре было трудно, ведь то и дело, внимание привлекали очередные местные «чудеса», порой достаточно пугающие.
- Слушай… Я всё думаю… Я поверить не могу, что её с нами нет. – не замедляя шага, тихо пробормотал Фидель – Вот казалось бы, и не помню я её совсем, но всё равно, понимаешь, не верится. Когда ты мне позвонил, я просто… Я ведь считал, что смогу вытащить вас. Что сейчас, она будет с тобой, в этом терминале. А когда ты позвонил, и сказал, что её больше нет… Что её тело бросили в какую-то вонючую яму, словно пакет с отходами… Я так и не смирился, Ким. А ты… Ты с ней жизнь прожил. Как ты через это… Прошел?..
- Никак. – Сухо ответил Ким. – Мне ничуть не тяжелее, чем тебе. Она была и твоей мамой тоже. Я видел, как она страдала. Изо дня в день, каждый вечер, я слышал её крики. А она запиралась, чтобы я не видел, что с ней творится. Она уже не вставала с постели, а эти придурки-медики отказались не только с ней сидеть, но и вообще появляться у нас в отсеке. Если бы мать сама не вмешалась, я бы разукрасил этой падлюке его жирный хавальник, и не знаю, чем бы всё закончилось. В последние дни, она не говорила, не ела, и ходила под себя. Думаю, в конце концов, она просто отмучилась. Храни Господь её душу.
Фидель было открыл рот, чтобы что-то добавить, но вовремя замолк, понимая, что момент неподходящий. Как и подавляющее большинство граждан Федеративной Системы, Фидель был атеистом.
- Я вот другого понять не могу. Почему ты, в конце концов, не «вытащил» нас раньше, а, брат?
В голосе Кима промелькнули нотки толи раздраженности, толи недоброй иронии.
- Ты же прекрасно знал, что с ней. Это же всего лишь рак груди. Кто сейчас умирает от такой… Такой чуши как рак груди?.. Да здесь, её бы подняли на ноги уже в терминале. Почему ты не забрал её сразу?
- Ким, прости, я понимаю, но и ты пойми меня… Ты знаешь, что бы с ней было, если бы её прислали сюда со вторым гражданстатом? – Фидель пытался оправдываться, но это выходило с трудом. Было заметно, что он и сам сомневается в сказанном.
- Им же плевать на людей. Да, они бы поставили её на ноги. Но кем бы она здесь стала, с «двойкой»? «Зитто»? «Ходуном»? «Биодроном»? Знаешь, это не многим лучше. У вас, на Финиксе, их вроде бы нет. Это... Зомби. Оболочка от человека. Ты на них ещё насмотришься…
- Я знаю, кто такие «зитто».
- Значит, ты должен понять меня. Ты ведь говорил, что ей становиться лучше. Я делал всё, чтобы достать вам приличный гражданстат. Я думал, она протянет ещё пол года… Ещё пол года, и всё… Было бы в порядке. Я же и представить не мог, что всё произойдёт настолько быстро. Ведь была же надежда… Хотя к чему эти россказни теперь. Ты прав, это моя вина.
Ким вздохнул, отведя взгляд. И зачем только он завёлся?.. Будто брат и без него мало себя терзал.
- Да забудь. Это у меня уже нервишки пошаливают. Могу иногда чуши напороть. Ты мне лучше скажи, как отец-то справляется? Я теперь за него боюсь, вдруг…
- А что за него боятся? Живее всех живых, нас ещё хоронить будет. Всю жизнь ни о ком, кроме себя, не думал, и сейчас грезит лишь переездом в Аркологию. Когда он узнал, что мать умерла… Он и бровью не повел. Сказал что сожалеет, и что она сама, мол, виновата. Представь себе. Говорит, не стоило ей покидать анклава. Это когда он отсиживался чёрт знает где, может быть даже на самом Плутоне, в уюте и тепле. Тварь.
- Хотя бы при мне придержи язык, хорошо?.. – буркнул Ким. Обоюдная ненависть отцов и сыновей в роду Келли длилась уже не одно поколение, и, наверное, брала начало ещё в тёмные времена до становления Системы.
- Он будет завтра?
- Обещал приехать, только его обещания не стоят и талона. Ну а если даже не приедет, так здесь тебе не Финикс, многие вообще из камер не выходят никогда. Поговоришь с проекцией-номиналом. Её с виду от человека не отличить.
- Я знаю, что такое номинал. Но я хотел бы увидеть отца вживую.
Фидель, похоже, принимал братца за неотёсанного мужика из какого-нибудь атомного века.
- Ну, увидишь, как-нибудь. Ты здесь надолго…
Вскоре, они вышли к станции – огромному многоярусному комплексу, пронизанному магнитными рельсами. У нескольких платформ шел процесс загрузки составов; глаз не успевал следить за мельтешащими автопогрузчиками, укладывающими контейнеры в отведённые им ячейки. Меж поездами шастали синтеты, отдалённо напоминавшие плавающих в воздухе крабов без клешней, но со стреловидными отростками на задней части. Как и «медузы», они были покрыты красными мерцающими огоньками в местах, где их ткань выступала из-под массивных «пластин» грязно-желтого цвета. У пассажирских платформ медленно ползали, сверкая гладкими боками, уже знакомые «панцири», а среди всей этой машинной суеты неловко жались трое человек на полупрозрачном дебаркадере.
- Как-то пустовато здесь – озадаченно начал Ким - ..Вроде бы огромный Анклав, а людей почти не видно… Одни эти.. «Синтеты» кругом шастают.
- Так это же ещё не Анклав, а всего лишь транспортный док. Вот когда будем в жилом секторе, тогда увидишь… А синты, ну… Тут к ним все давно привыкли, да и что бы мы делали-то без них? Думаешь, всё это люди строили?..
Голос Фиделя утонул в визге приближающегося маглева. Серебристый состав вылетел из бездны тоннеля, неестественно быстро замедляя ход.
- Ну вот и наш, как всегда по расписанию…
- Я никак не пойму, как ты их различаешь, их же больше двух десятков здесь стоит, сам чёрт ногу сломит – пожал плечами Ким.
- Получишь постоянную инсигнию, будешь различать. Давай, пошли, они дольше пяти минут не задерживаются.
Ким поспешил за братом, с интересом разглядывая огромный поезд. Это была массивная, громоздкая конструкция обтекаемой формы, без видимых выступов на сероватой поверхности. Выпуклый бок локомотива нёс на себе световое изображение Федеральной Сигнатуры ОФС – расчеркнутые углы, расположенные в виде зеркально отраженной буквы «L» внутри двойного круга. Федеральная Сигнатура ненавязчиво наносилась и на многие другие виденные Кимом изделия, но, как правило, она была довольно незаметной. Двери «вагонов» (было трудно понять, представлял ли собой состав единую змееобразную конструкцию или же просто вагоны столь плотно прилегали друг к другу) бесшумно разъёхались, выпуская поток тёплого воздуха.
- Просто занимай свободную ячейку, и можешь часик вздремнуть, они тебя сами высадят, когда приедем..
- «Они»? Кто – «они»?.. – крикнул Ким, но Фидель уже успел юркнуть внутрь махины. Пришлось последовать его примеру.
Внутри маглева царила полутьма. Спёртый воздух, казалось, струился из салона грязными красноватыми клубами – или это была уже знакомая «пыль» с отвратительным металлическим привкусом?.. Зато, было значительно теплее, чем снаружи. По бокам расположились друг напротив друга в три ряда кресла-ячейки, некоторые из них уже были заняты угрюмыми пассажирами. Они не слишком отличались от тех, кого Ким видел в зале ожидания: такая же мертвенно-бледная кожа, тёмные комбинезоны (со слов Фиделя, их тут прозвали «униками»), те же застывшие, словно каменные, лица. Сосредоточенный взгляд, направленный куда-то вдаль, едва заметное дыхание. Неужели, так сказывается на организме людей действие наноформеров инсигнии?..
Ким плюхнулся на одно из сидений напротив Фиделя, подняв очередной столп пыли. Почти немедленно, на него опустилась фасетчатая плёнка наподобие той, что удерживала его в транскапе – только эта была значительно свободней. Ким одёрнул брата.
- Так всё-таки, когда нам вставать-то, и как «они» узнают, когда «высаживать»?
- Пока, предоставь это мне. Когда будешь проходить регистрацию гражданства, тебе всё подробно объяснят.
Фидель прикрыл глаза, расслаблено облокотившись на «спинку» кокона. Двери маглева герметично захлопнулись, и вагон погрузился в почти полную темноту. Небыло здесь ни окон, ни светопроекторов, популярных на суборбитальных глиссерах Финикса.
- Замечательно просто… - пробурчал сквозь зубы Ким. Трястись целый час в душной, тёмной консервной банке– сомнительное удовольствие.
Плавный толчок возвестил о том, что магнитный поезд начал движение. Хотя состав передвигался с умопомрачительной скоростью, это почти никак не сказывалось на пассажирах.
- …Вас приветствует служба информационной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС. Вы желаете прослушать краткий ознакомительный инструктаж по технике безопасности во время использования Федеральной транспортной сети магнитных поездов?
- О, Боже.. – Прошептал Ким. - …Нет, спасибо. Как-нибудь попозже.
- Возможно, вы желаете ознакомиться с историей постройки и развития Федеральной транспортной сети магнитных поездов? – настойчиво продолжил голос
- Нет, сейчас я не желаю ничего слышать. Выключайся.
Голос замолк. Интересно, кто-нибудь вообще выслушивает все эти бесполезные инструктажи и «исторические справки»? О бюрократических парадоксах Объединённой Системы в Доминионах слагали бесчисленные анекдоты и «городские легенды». Но в каждой шутке, как известно, есть доля правды…

Серебристая стрела маглева быстрее звука уносилась, через поля бескрайней промышленной застройки, к маячившим, словно северное сияние, где-то далеко-далеко на горизонте огням Анклава. В полной тишине, Ким прокручивал в памяти последние события. Новый день даже не успел начаться – а уже столько всего успело произойти. Столько наплывших ощущений, столько эмоций, столько вопросов, оставшихся без ответов… Скоро, предстоит увидеть новый дом. А после непродолжительного отдыха, предстоит серьёзный, долгий разговор с семьёй. Семьёй, которой на протяжении почти двадцати пяти лет у Кима небыло. И конечно, придётся обустраиваться в этом странном, бесчеловечном – в прямом и переносном смыслах - обществе. ОФС, эта монструозная структура, одно упоминание которой на Финиксе заставляло поежится тамошних обывателей, многим казалась подобием бессмысленного эксперимента в масштабах всего человечества, ставящего задачей ускорить естественные процессы эволюции социума. Выжить здесь было просто, проще, чем на родине. Гораздо труднее будет жить, по-настоящему жить человеческой жизнью, а не влачить жалкое существование очередного бедняги-«зитто». Безответственность и чрезмерное проявление инициативы, жадность и добродушие, самые банальные ошибки в соблюдении строгих протоколов - ничто из этого не прощалось, за всё следовала расплата. Мало того, Ким теперь был в ответе за своих близких, поручившихся за него всем, чем у них было. Но Ким не привык отступать перед трудностями; не привык он и перекладывать ответственность на чужие плечи. Какой бы тяжелой не была ноша, она не становилась легче от нежелания её тянуть. Какие радости и невзгоды преподнесёт ещё жизнь – покажет лишь время. Пока что загадывать наперёд что-либо было бессмысленно. Лишь одно было ясно твёрдо и наверняка – предстояла масса работы.
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Эти 7 пользователей выразили благодарность Jackal за эту полезную тему
ID 42 (21.05.2012), rushrocket (08.05.2012), Sand (01.06.2012), Simple (02.06.2012), Sunshine (08.05.2012), Алиса (31.05.2012), Север-Юг (07.05.2012)
 

Текущее время: 15:33. Часовой пояс GMT +3.


Copyleft (ↄ) 2010-2017, CyberClock.cc
Все уже украдено до нас.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot