Наше все

Киберпанк форум CyberClock

Переключение стиля: Киберпанк | Стимпанк
Вернуться   Форум CyberClock > Форумное сообщество > Наше творчество
Наше творчество
Тематическое и не очень творчество участников нашего форума.

Важная информация

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 07.05.2012, 21:24   #1
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Непосредственно повесть. Короткое описание - здесь:
//cyberclock.cc/forum/showthread.php?t=1303


Пролог

Чувство тошноты и головная боль появились первыми. В глазах едва-едва забрезжили мутные пятна света, откуда-то издалека доносился неразборчивый гул. По крайней мере, пока ещё было тепло. Пока ещё…
Ким приходил в сознание медленно. Пробуждение давалось ему с трудом; в «коконе» транскапа было так тепло и безмятежно, а за ним… За ним ждало что-то большое, холодное и неприветливое, словно огромный ледяной грот. Короткими вспышками возвращалась память, усиливалась головная боль. Затёкшее тело ныло, болела грудь, и Киму было тяжело дышать. Ощущения то гасли, то накатывали вновь, и это повторялось очень долго, пока не исчезла белая пелена. Всё вокруг вновь окутал мрак, но боль на этот раз никуда не делась. Мысли становились яснее, и Ким уже отчётливо мог вспомнить события последних дней. Ржавое небо над Финиксом, серые стальные стены терминала, тени массивных кранов у горизонта, последний взгляд в сторону дома…
Дом. Почему-то именно сейчас, едва ли на пороге новой жизни, до боли хотелось повернуть всё вспять. Хотелось, чтобы этот перелёт был лишь сном, наваждением после очередного продолжительного запоя. Но дороги назад не будет. Ким не пытался найти утешения в пустых мечтах о возвращении «когда всё уладится» - даже сейчас они виделись тщетными, а строить воздушные замки он считал делом последним. Перед лицом очевидного факта, хлипкий занавес надежд – плохое прикрытие.
- Внимание. Через 240 секунд будет осуществлён процесс экстракции…
Тяжелый, монотонный мужской голос доносился будто из самой головы – Ким не мог определить его источник. Всё тело ныло, тошнота усиливалась, а скоро придётся вставать. Правда, головная боль потихоньку утихала.
-… В случае необходимости, в транзитном терминале вам будет оказана медицинская помощь…
Кроме строгого голоса и омерзительного гула, Ким не мог уловить ни единого звука. Эта могильная тишина делала ожидание ещё невыносимей. Транскап и сам по себе был похож на герметичный гроб, в которых на Финиксе хоронят состоятельных граждан. Тем, у кого нет средств даже на похороны, доставались братские безымянные могилы. Ким сразу вспомнил мать – и тут же попытался переключиться на другие мысли; наверное, не стоит ворошить прошлое в такой момент. Часов через пять-шесть, можно будет всё обсудить с Фиделем. Возможно, в спокойной обстановке.
-…Федеральное Управление Гражданской Авиации и Космонавтики заранее благодарит вас.
Вновь, замелькали неяркие вспышки света, теперь красноватого. Что-то сверху и сбоку зашипело, Ким чувствовал, как густая тёплая субстанция струится по его лицу и конечностям. Он попытался открыть глаза, но темнота не рассеивалась; к голове что-то плотно прилегало. Телу так же мешали двигаться невидимые оковы. Шипение усиливалось, и, в конце концов, вытеснило неясный гул. Становилось заметно холоднее. Тепло будто бы струилось вниз вместе с обволакивавшей «пеленой» неизвестного материала.
«Фильтры» на глазах резко съехали вниз с остатками биоизоляции, что заставило Кима зажмуриться. Свет оказался мягче, чем представлялся, и не резал глаз. Красноватое сияние исходило не от единого источника, как от осветительных ламп Финикса, а лилось равномерно от всей поверхности крышки и стенок транскапа. Ким осторожно попытался приподнять голову – но тело всё ещё удерживала тонкая фасетчатая конструкция. Массивная «крышка» транскапа бесшумно поползла вверх, впуская волну холода. После пребывания в биоизоляционном пакете, это особенно неприятно. Вместе с волной холода, в капсулу просочились клубы едкой пыли, в которых играли лучи отраженного тёмно-красного света. «Сетка» постепенно стала отпускать ослабшее после недельного перелёта тело, а извне донёсся чей-то приглушенный стон. Киму уже приходилось перенести межпланетный полёт, но это было давно, когда он бы ещё ребёнком. Он робко ступил на холодное, стерильное покрытие пола, излучающее такой же мягкий свет, как внутренняя поверхность капсулы. Первое, что бросалось в глаза - собственное размытое отражение под ногами; поверхность обладала хорошими отражающими свойствами, но при этом, не была скользкой. Какое-то время Ким просто стоял, пошатываясь и прикрыв глаза, окончательно приходя в себя.

Транзитный терминал больше напоминал огромный контейнерный склад, чем место приёма пассажиров. Сотни пустых ячеек для пребывающих транскапов были разбросаны по нескольким ярусам, разделённых полупрозрачной «плёнкой», и выглядели как открытые ящики в морге. Новоприбывших немного – пятеро или семеро. В своих белых комбинезонах и стерильных «шапочках», закрывающих волосы, с бледной кожей и угрюмыми лицами, они напоминали призраков, мертвецов, восставших из гробов. Ким сейчас выглядел не лучше, но он, всё же, был способен удержаться на ногах. Кто-то упал на пол, дрожащими руками закрывая лицо, кого-то мучили рвотные позывы. С едва слышным шипением над головой пронеслись медицинские синты – медузообразные, полупрозрачные нано-конструкты, испещрённые красными огоньками. Киму с трудом верилось, что это лишь машины; они разительно отличались от знакомых ему «корявых» механических изделий, распространенных на родине. Несколько «медуз» опустилось рядом с упавшим человеком, обволакивая его своими плетями-«щупальцами». Остальные прибывшие невольно попятились от странных агрегатов.
-…Вас приветствует система локального надзора и оповещения ОФС – вновь загудел голос «внутри головы», на этот раз, более мягкий, женский.
-…Для получения временного иммиграционного номера, вам необходимо пройти процедуру регистрации в назначенном отделении Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС. В случае если вы нуждаетесь в продолжительном отдыхе, в специализированной медицинской помощи, не способны или не желаете начать процедуру регистрации, к вашим услугам предоставляются рекреационные камеры терминала FASA…
На плёнке «потолка» и «стен» замерцали световые маркеры «К рекреационным камерам», «К терминалу связи», «КПП Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС» и «Выход к камерам ожидания». Ким уже достаточно хорошо себя чувствовал, чтобы передвигаться своим шагом; тошнота ещё не прошла, но он не горел желанием стать новым пациентом «медузообразных» машин. Его мнение разделяли и остальные – мелкими шагами кучка людей поплелась по длинному коридору терминала, обходя стороной шаманящие над телом синты. Ким осторожно осматривался – ещё с десяток медуз плавали сверху, свободно проходя через плёночное «покрытие», сзади медленно полз по полу тёмный «панцирь» непонятного назначения. Эти механизмы вызывали неприязнь на подсознательном уровне, так тщательно они «имитировали» настоящую жизнь. А может, они и были настоящей жизнью, одной из её форм.
Коридоры здесь были достаточно широкие и светлые; практически всё освещение шло от самих поверхностей, без выделенных источников. Периодически на стенах вспыхивала и гасла световая реклама и объявления. Помещения были безлюдны, и в них царила неприятная тишина; лишь откуда-то снизу доносился монотонный гул работающей техники. Ким и его спутники шли молча, пытаясь держаться на расстоянии друг от друга. Какой-то полноватый мужичок робко попытался завести разговор, но его, похоже, никто не понимал. Судя по акценту, он был из Аспартии, крупного поселения к юго-востоку от Финикса. В Финиксе аспартийцев недолюбливали за чрезмерную раскрепощённость и присущую почти всем южанам наглость. Ким в этом вопросе был на удивление толерантен, за что не раз слышал в свою сторону упрёки от «патриотичных» знакомых. После второго Коллапса, их расплодилось ещё больше; так уж повелось в родных краях - спихивать собственные ошибки на соседей, ещё со времён основания первых колоний.
Минут через пятнадцать, Ким уже сидел в просторном холле таможенного КПП. Здесь небыло ни солдат, ни вооруженных ботов, как в отделении Финикса. Небыло камер и решеток. На одной из стен лишь маячила световая надпись – «Внимание. Зона контроля», а «внутренний голос» предупредил о «возможном летальном исходе в случае противоправных действий». Ким был наслышан о системах безопасности в ОФС – как и любой другой житель Доминионов, но половине россказней не верил. Что настораживало – даже здесь небыло ни одного человека. Ни служащего за привычным столиком, ни кабинетов, ни снующих инспекторов – ничего. Комплекс, похоже, был полностью автоматизирован, и персонала для его работы не требовалось. Вообще. Ким слышал и об этом – о целых колониях без людей, «Метроплексах», промышленных комплексах, «пожиравших» целые планеты, растаскивающих их «по кирпичику» на сырьё для наноформеров. Но на родине это всё звучало неубедительно. Ким достаточно скептично относился к досужим «байкам» местных любителей поболтать о «ужасной Системе», но сейчас… Хотя, наверное, это просто сказывается состояние организма после перелёта.
Процесс регистрации занимал едва ли полторы-две минуты, и долго посидеть в тёплом кресле не удалось. Ким шел четвёртым, прямо перед толстым аспартийцем, который время от времени стал заходиться сухим кашлем. Может быть, бедняга прибыл сюда ради лечения: медицина ОФС была способна избавить человека от сколько угодно тяжелого недуга, и даже более того – спасти от естественного старения и смерти. Но и цена была высока – собственное «живое» тело. Конечно, перенос сознание в специально подготовленную «оболочку» не был обязательным для исцеления многочисленных хворей, которые в Доминионах считались «неизлечимыми» - с ними справлялись и стандартные биокоррекционные модули, но для особо тяжелых случаев (когда из организма было «выжато» всё, на что тот был способен), другого выбора не оставалось. Ким бросил последний взгляд на кашляющего толстяка, и, покачав головой, направился к шлюзовой камере таможенной инсталляции. Стоило ему войти внутрь, как массивный квазикристаллический заслон, испещрённый едва заметным шестиугольным узором, отрезал путь назад.
…- Система надзора Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС осуществляет идентификацию личности по транзитной инсигнии. Пожалуйста, подождите… - прошипел знакомый голос. Ким с удивлением осматривал шлюз – это было абсолютно пустое помещение, чьи гладкие пол, стены и потолок оплетала та же вязь из шестиугольных блоков. Поверхность обладала почти зеркальными свойствами, и было непонятно, откуда струится мягкий свет.
-…Ким Келли, 26 лет, пол мужской. Гражданин Доминиона Финикс, условный операционный код HMD TK8(A) FNX 342 330, гражданство в процессе отзыва. Зарегистрирована заявка на получение гражданства Объединённой Федеративной Системы, заявка в процессе рассмотрения. Условный номер транзитной инсигнии – 358 219 106 839 Омикрон дробь пегас. Конечный пункт назначения – федеральная агломерация KY-031F, Блок 307. В настоящее время является безработным. Вы подтверждаете данные?
Разговаривать с пустотой было достаточно непривычно. Вокруг небыло ничего, на чем можно было бы остановить взгляд, и Ким опустил глаза, будто рассматривая собственную обувь.
- Подтверждаю. Все данные верны – тихо пробормотал он под нос, перетаптываясь с ноги на ногу. В шлюзе было даже холоднее, чем в терминале.
- Параметры организма в норме. Сет необходимых прививок соответствует стандартам Системы. Правонарушений не выявлено. Невыполненных финансовых и социальных обязательств не выявлено. Вы имеете право на получение временной иммиграционной инсигнии Объединённой Федеративной Системы. Вы желаете установить базовый вариант или выполнить настройку вручную?
- Базовый вариант.
Ким не желал сейчас возиться с бюрократической волокитой – его наверняка уже ждали, да и чувствовал он себя не слишком хорошо. К тому же, через пару дней оформлять гражданство, с получением новой, постоянной инсигнии гражданина ОФС. Зачем этот лишний трёп с автоматами?
-… Инициирован процесс регистрации временной иммиграционной инсигнии. Благодарим за сотрудничество. Продуктивного вам дня.
Коробку шлюза на какой-то момент заполнил едкий бесцветный «газ». Секунд десять в носу и горле ощущалось неприятное жжение, глаза стали слезиться. Почти сразу же поднялся второй заслон шлюза. Путь был свободен.
- Вас приветствует служба социальной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС. Ваши персональные данные были перенесены из терминала «Alpha Transgalactical» в общефедеральную сеть Vector MacroNet. Вам предоставляется базовый пакет социальных услуг…
Ким раздраженно махнул рукой.
- Прекрати…
Голос послушно затих, но, выдержав паузу, добавил
- Вас желают видеть в 49-й камере ожидания. У вас 4 новых сообщения.
Фидель. Он уже здесь. Что ж, придётся поторопиться. Интересно, сколько времени он торчит в камере? С момента пробуждения прошло чуть больше получаса…
В следующих отсеках КПП Киму выдали «гражданкомплект» - универсальный композитный самосклеивающийся комбинезон, на удивление удобную пару сапог, экзопак с ребризером, и какие-то наборы для личной гигиены (Ким даже не стал их рассматривать). Его мысли сейчас были заняты предстоящей встречей с братом. С братом, которого он не видел с раннего детства, когда Ким вместе с матерью бежал в новоиспеченную колонию «Финикс» с бывшей ракетной и локационной базы Системы, в самый разгар бойни, которую сейчас называют «Колониальными Войнами». Кто бы тогда мог подумать, что меньше чем за четверть века здесь появится один из самых крупных анклавов, с населением более миллиона человек, с собственным административным сектором и аркологическими комплексами.
К камерам ожидания вела очередная сеть широченных пустых коридоров. В этом лабиринте можно было заблудиться легче легкого, если бы не услужливые подсказки системы надзора и световые маркеры «объёмного» текста, всплывающие тут и там. Ким не очень хорошо понимал унияз, и некоторые надписи оставались для него непонятными. Зато «говорилка в голове» изъяснялась на очень чистом диалекте Финикса, даже имитируя наречие ист-сайдовских трущоб, в которых Ким прожил большую часть сознательной жизни. Через некоторое время, назойливый голос стал казаться приятным – всё-таки, маленькая частичка родной обстановки в совершенно чуждом мире, где всё, абсолютно всё резко контрастировало с привычными, запечатлёнными в памяти образами. Огромные, стерильные коридоры, излучавшие красноватое свечение, были совершенно не похожи на узенькие, захламленные переходы Финикса с серебристо-серыми титано-гароленовыми стенами, внутри которых царила вечная давка. Композитный универсал-комбинезон выглядел и носился совершенно не так, как привычная одежда – на нём небыло ни застёжек, ни пуговиц, он просто «склеивался» и «расклеивался» в нужный момент, текстура ткани на ощупь была очень жесткая, шершавая, но плотно прилегая к телу, трубчатое волокно будто «растекалось», и костюм уже сидел как вторая кожа. Здесь даже воздух был какой-то особенный, у него был собственный, непередаваемый запах, совсем не такой, как на Финиксе. И эти… «Синтеты». Каждый раз, когда за углом мелькала очередная тень квазиживой машины, Ким невольно вздрагивал. Вроде бы, это называлось «эффектом зловещей долины»; техника, которая имитировала «настоящую» жизнь так хорошо, что становилась неотличимой от неё, вызывала подсознательную неприязнь и страх у живых людей. По крайней мере, какое-то время. Сами граждане ОФС, наверное, уже давно принимали копошение всех этих странных механизмов разнообразных форм и размеров за неотъемлемую часть городского пейзажа. Блуждая по комплексу, Ким насчитал уже пять «типов» подобных существ, хотя учитывая способность таковых изменять собственную структуру, это могла быть и вовсе одна модель синта, принимавшая разные функциональные формы. Из них, ни одна не была гуманоидной.
Наконец, казавшийся бесконечным коридор вывел во внушительных размеров зал с очень высокими потолками и «застеклённым» фасадом. За мерцающей плёнкой с вязью шестиугольников открывался захватывающий дух вид: в ночной мгле, из пелены стелящейся тёмно-малиновый дымки, выступали чернеющие провалы монолитных структур, гигантов, закрывающих две трети неба. Они были усыпаны оранжевыми огоньками, мерцающими холодным тусклым светом, словно звёзды на ржавом небе Финикса. В этой темноте, Ким не мог определить реальных размеров этих титанических строений, но даже по самым скромным соображениям, они были в пятьдесят, а то и в семьдесят раз больше любой постройки, виденной им на родине. Это были настоящие рукотворные горные массивы, не уступавшие в размерах Хребту Ариадна, лежавшему в тридцати пяти милях к северу от родной колонии. Ким с трудом оторвал от панорамы взгляд, полный изумления.
В зале (называть это помещение «камерой» уже не поворачивался язык), помимо Кима находилось ещё около десятка человек. До этого, ни в лабиринте коридоров, ни в таможенном КПП, ему не встретилось ни одной живой души (не считая людей, прилетевших вместе с ним). Почти все ожидающие носили одинаковые тёмные комбинезоны, отличавшиеся лишь количеством карманов и видом прицепленной аппаратуры непонятного назначения. Лица были бледны и угрюмы, но почти всегда чисто выбриты. Никто даже не обратил внимания на вошедшего – словно музейные фигуры-проекции, «местные» застыли на своих местах, кто-то стоя, а кто-то сидя в удобных креслах-«коконах». Над правым крылом зала развернулась огромная световая проекция странного существа с чертами зверя и человека – таких, кажется, называли «химерами» - что-то сухо объяснявшего на униязе. Эти «химеры» стали достаточно популярными Аватарами в медийной сфере после того, как на Сиэмбиене вымерла подавляющая часть былой биосферы. В речевке, вроде бы, говорилось о какой-то программе «консервации водорода». Что-то связанное с большими звёздами. Ким решил не вдаваться в подробности – пока, эта болтовня его не касалась. Среди тёмных фигур, он искал брата. Он видел его лишь на стереограммах, в отрывках тех посланий, которые редко доходили на допотопные терминалы «Альфатранса». Голос Фиделя Ким слышал только через фильтр автоматического переводчика, искаженный до неузнаваемости, и с полуторасекундной задержкой. Кричать же через весь зал, привлекая к себе внимание, очень не хотелось.
В другом конце зала, из «кокона» поднялась сутулая фигурка, и медленно, вразвалочку, засеменила к Киму. Неужели это он?.. Ким, почему-то, представлял брата другим. Похожим на себя, по крайней мере. Хотя, они небыли близнецами; Фидель был на полтора года старше, и родился ещё до вступления ОФС в Колониальные Войны.
- К-Ким?.. Ким Келли? – прохрипел человек, не скрывая волнения. Ким вглядывался в черты его лица… Да, сомнений быть не могло. Это и правда был он.
- Ну, здравствуй, брат…
Фидель явно не понимал языка. Он сделал жест рукой, чтобы Ким остановился, и какое-то время стоял, сосредоточенно потирая лоб. Не прошло и десяти секунд, как тот заговорил на знакомом диалекте.
- Ким. Поверить не могу, что ты теперь с нами.
- Я тоже, братюнь, я тоже…
Фидель крепко схватил протянутую руку костлявыми пальцами – его пятерня казалась маленькой, почти рахитичной, но в рукопожатии чувствовалась сила. Всё-таки, как же они были не похожи… Ким был невысоким, широкоплечим мужчиной атлетического телосложения, с длинной копной светло-коричневых волос и желтоватой кожей, в то время как Фидель был сутулым, длинным и тощим, но жилистым, словно его конечности оплетали старинные найлоновые тросы, носил короткую стрижку и был бледен, как приведение.
- Ну, как ты? Как долетел?
- «Долетел»… До сих пор шатает. Чтобы я ещё раз в этом гробу куда-нибудь…
Фидель покачал головой.
- Так и знал ведь. Ничего, домой приедем, будешь как новенький. Люди и через «магистраль» летают, и ничего им не делается, а это так, сущая ерунда. Три миллиарда километров, на сайклере, тьфу!
- Так ведь не «серебряный премиум», чёрт возьми, а долбанный транскап! – улыбнулся Ким – слушай, давай потихоньку пойдём отсюда. Ты сейчас на авике, или?..
- Ну пошли, пошли… Чёрт, вот Лори тебя увидит... Да нет, какой там… Чтобы служебный аэродайн по личным нуждам затаскивать? Так и гражданстат слетит ко всем чертям. Тут с этим строго. Да здесь до станции рукой подать, а на маглеве до Анклава меньше часа, потом ещё минут двадцать пешочком, и ты дома.
- Ты хотел сказать, «мы» дома? – поправил Ким, едва поспевая за братом. Для своего телосложения тот был чересчур шустрым.
- Да нет, «ты». Нет, конечно, если хочешь, можешь первый день пожить у нас с Лори, я просто думал, ты пока обустроишься на новом месте, отдохнёшь…
- Хочешь сказать, у меня есть собственная камера?..
Нет, всё-таки что-что, а соцобеспечение в Системе на должном уровне. Чтоб получить даже жалкую жилую капсулу на Финиксе (в которых иногда отказывают системы жизнеобеспечения), выстраивались огромные очереди, и бывало, что стояли по несколько дней. Когда жилищное хозяйство прибрал к рукам «Альфатранс», стало ещё хуже.
- Да, и поверь, неплохая. Не прими близко к сердцу, но я, честное слово, четверть жизни потерял, пока вырывал для тебя «пятёрочку». Обычно, здесь приезжие получают второй или третий гражданстат, но в твоем случае, о «тройке» и речи быть не могло. Тут и крупные спецы с «двойкой» вылетают как миленькие. Так что, братишка, ты меня не подведи… Не приведи судьба тебе где проколоться, меня безопасники в спираль Уилкинса скрутят.
Ким кивнул
- Всё будет в порядке.
Какое-то время, они шли молча. Казалось бы, столько вопросов накопилось за эти годы, но сейчас, когда пришло время их задать, в голове всё перемешалось, и на ум не приходило ничего дельного. Может быть, Фидель был прав, после этой нервотрёпки стоило сначала выспаться («сон» в транспортной капсуле лишь изматывает организм), и хорошенько поесть. Тошнило наверняка от голода. А может, это из-за необычной обстановки; сконцентрироваться на разговоре было трудно, ведь то и дело, внимание привлекали очередные местные «чудеса», порой достаточно пугающие.
- Слушай… Я всё думаю… Я поверить не могу, что её с нами нет. – не замедляя шага, тихо пробормотал Фидель – Вот казалось бы, и не помню я её совсем, но всё равно, понимаешь, не верится. Когда ты мне позвонил, я просто… Я ведь считал, что смогу вытащить вас. Что сейчас, она будет с тобой, в этом терминале. А когда ты позвонил, и сказал, что её больше нет… Что её тело бросили в какую-то вонючую яму, словно пакет с отходами… Я так и не смирился, Ким. А ты… Ты с ней жизнь прожил. Как ты через это… Прошел?..
- Никак. – Сухо ответил Ким. – Мне ничуть не тяжелее, чем тебе. Она была и твоей мамой тоже. Я видел, как она страдала. Изо дня в день, каждый вечер, я слышал её крики. А она запиралась, чтобы я не видел, что с ней творится. Она уже не вставала с постели, а эти придурки-медики отказались не только с ней сидеть, но и вообще появляться у нас в отсеке. Если бы мать сама не вмешалась, я бы разукрасил этой падлюке его жирный хавальник, и не знаю, чем бы всё закончилось. В последние дни, она не говорила, не ела, и ходила под себя. Думаю, в конце концов, она просто отмучилась. Храни Господь её душу.
Фидель было открыл рот, чтобы что-то добавить, но вовремя замолк, понимая, что момент неподходящий. Как и подавляющее большинство граждан Федеративной Системы, Фидель был атеистом.
- Я вот другого понять не могу. Почему ты, в конце концов, не «вытащил» нас раньше, а, брат?
В голосе Кима промелькнули нотки толи раздраженности, толи недоброй иронии.
- Ты же прекрасно знал, что с ней. Это же всего лишь рак груди. Кто сейчас умирает от такой… Такой чуши как рак груди?.. Да здесь, её бы подняли на ноги уже в терминале. Почему ты не забрал её сразу?
- Ким, прости, я понимаю, но и ты пойми меня… Ты знаешь, что бы с ней было, если бы её прислали сюда со вторым гражданстатом? – Фидель пытался оправдываться, но это выходило с трудом. Было заметно, что он и сам сомневается в сказанном.
- Им же плевать на людей. Да, они бы поставили её на ноги. Но кем бы она здесь стала, с «двойкой»? «Зитто»? «Ходуном»? «Биодроном»? Знаешь, это не многим лучше. У вас, на Финиксе, их вроде бы нет. Это... Зомби. Оболочка от человека. Ты на них ещё насмотришься…
- Я знаю, кто такие «зитто».
- Значит, ты должен понять меня. Ты ведь говорил, что ей становиться лучше. Я делал всё, чтобы достать вам приличный гражданстат. Я думал, она протянет ещё пол года… Ещё пол года, и всё… Было бы в порядке. Я же и представить не мог, что всё произойдёт настолько быстро. Ведь была же надежда… Хотя к чему эти россказни теперь. Ты прав, это моя вина.
Ким вздохнул, отведя взгляд. И зачем только он завёлся?.. Будто брат и без него мало себя терзал.
- Да забудь. Это у меня уже нервишки пошаливают. Могу иногда чуши напороть. Ты мне лучше скажи, как отец-то справляется? Я теперь за него боюсь, вдруг…
- А что за него боятся? Живее всех живых, нас ещё хоронить будет. Всю жизнь ни о ком, кроме себя, не думал, и сейчас грезит лишь переездом в Аркологию. Когда он узнал, что мать умерла… Он и бровью не повел. Сказал что сожалеет, и что она сама, мол, виновата. Представь себе. Говорит, не стоило ей покидать анклава. Это когда он отсиживался чёрт знает где, может быть даже на самом Плутоне, в уюте и тепле. Тварь.
- Хотя бы при мне придержи язык, хорошо?.. – буркнул Ким. Обоюдная ненависть отцов и сыновей в роду Келли длилась уже не одно поколение, и, наверное, брала начало ещё в тёмные времена до становления Системы.
- Он будет завтра?
- Обещал приехать, только его обещания не стоят и талона. Ну а если даже не приедет, так здесь тебе не Финикс, многие вообще из камер не выходят никогда. Поговоришь с проекцией-номиналом. Её с виду от человека не отличить.
- Я знаю, что такое номинал. Но я хотел бы увидеть отца вживую.
Фидель, похоже, принимал братца за неотёсанного мужика из какого-нибудь атомного века.
- Ну, увидишь, как-нибудь. Ты здесь надолго…
Вскоре, они вышли к станции – огромному многоярусному комплексу, пронизанному магнитными рельсами. У нескольких платформ шел процесс загрузки составов; глаз не успевал следить за мельтешащими автопогрузчиками, укладывающими контейнеры в отведённые им ячейки. Меж поездами шастали синтеты, отдалённо напоминавшие плавающих в воздухе крабов без клешней, но со стреловидными отростками на задней части. Как и «медузы», они были покрыты красными мерцающими огоньками в местах, где их ткань выступала из-под массивных «пластин» грязно-желтого цвета. У пассажирских платформ медленно ползали, сверкая гладкими боками, уже знакомые «панцири», а среди всей этой машинной суеты неловко жались трое человек на полупрозрачном дебаркадере.
- Как-то пустовато здесь – озадаченно начал Ким - ..Вроде бы огромный Анклав, а людей почти не видно… Одни эти.. «Синтеты» кругом шастают.
- Так это же ещё не Анклав, а всего лишь транспортный док. Вот когда будем в жилом секторе, тогда увидишь… А синты, ну… Тут к ним все давно привыкли, да и что бы мы делали-то без них? Думаешь, всё это люди строили?..
Голос Фиделя утонул в визге приближающегося маглева. Серебристый состав вылетел из бездны тоннеля, неестественно быстро замедляя ход.
- Ну вот и наш, как всегда по расписанию…
- Я никак не пойму, как ты их различаешь, их же больше двух десятков здесь стоит, сам чёрт ногу сломит – пожал плечами Ким.
- Получишь постоянную инсигнию, будешь различать. Давай, пошли, они дольше пяти минут не задерживаются.
Ким поспешил за братом, с интересом разглядывая огромный поезд. Это была массивная, громоздкая конструкция обтекаемой формы, без видимых выступов на сероватой поверхности. Выпуклый бок локомотива нёс на себе световое изображение Федеральной Сигнатуры ОФС – расчеркнутые углы, расположенные в виде зеркально отраженной буквы «L» внутри двойного круга. Федеральная Сигнатура ненавязчиво наносилась и на многие другие виденные Кимом изделия, но, как правило, она была довольно незаметной. Двери «вагонов» (было трудно понять, представлял ли собой состав единую змееобразную конструкцию или же просто вагоны столь плотно прилегали друг к другу) бесшумно разъёхались, выпуская поток тёплого воздуха.
- Просто занимай свободную ячейку, и можешь часик вздремнуть, они тебя сами высадят, когда приедем..
- «Они»? Кто – «они»?.. – крикнул Ким, но Фидель уже успел юркнуть внутрь махины. Пришлось последовать его примеру.
Внутри маглева царила полутьма. Спёртый воздух, казалось, струился из салона грязными красноватыми клубами – или это была уже знакомая «пыль» с отвратительным металлическим привкусом?.. Зато, было значительно теплее, чем снаружи. По бокам расположились друг напротив друга в три ряда кресла-ячейки, некоторые из них уже были заняты угрюмыми пассажирами. Они не слишком отличались от тех, кого Ким видел в зале ожидания: такая же мертвенно-бледная кожа, тёмные комбинезоны (со слов Фиделя, их тут прозвали «униками»), те же застывшие, словно каменные, лица. Сосредоточенный взгляд, направленный куда-то вдаль, едва заметное дыхание. Неужели, так сказывается на организме людей действие наноформеров инсигнии?..
Ким плюхнулся на одно из сидений напротив Фиделя, подняв очередной столп пыли. Почти немедленно, на него опустилась фасетчатая плёнка наподобие той, что удерживала его в транскапе – только эта была значительно свободней. Ким одёрнул брата.
- Так всё-таки, когда нам вставать-то, и как «они» узнают, когда «высаживать»?
- Пока, предоставь это мне. Когда будешь проходить регистрацию гражданства, тебе всё подробно объяснят.
Фидель прикрыл глаза, расслаблено облокотившись на «спинку» кокона. Двери маглева герметично захлопнулись, и вагон погрузился в почти полную темноту. Небыло здесь ни окон, ни светопроекторов, популярных на суборбитальных глиссерах Финикса.
- Замечательно просто… - пробурчал сквозь зубы Ким. Трястись целый час в душной, тёмной консервной банке– сомнительное удовольствие.
Плавный толчок возвестил о том, что магнитный поезд начал движение. Хотя состав передвигался с умопомрачительной скоростью, это почти никак не сказывалось на пассажирах.
- …Вас приветствует служба информационной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС. Вы желаете прослушать краткий ознакомительный инструктаж по технике безопасности во время использования Федеральной транспортной сети магнитных поездов?
- О, Боже.. – Прошептал Ким. - …Нет, спасибо. Как-нибудь попозже.
- Возможно, вы желаете ознакомиться с историей постройки и развития Федеральной транспортной сети магнитных поездов? – настойчиво продолжил голос
- Нет, сейчас я не желаю ничего слышать. Выключайся.
Голос замолк. Интересно, кто-нибудь вообще выслушивает все эти бесполезные инструктажи и «исторические справки»? О бюрократических парадоксах Объединённой Системы в Доминионах слагали бесчисленные анекдоты и «городские легенды». Но в каждой шутке, как известно, есть доля правды…

Серебристая стрела маглева быстрее звука уносилась, через поля бескрайней промышленной застройки, к маячившим, словно северное сияние, где-то далеко-далеко на горизонте огням Анклава. В полной тишине, Ким прокручивал в памяти последние события. Новый день даже не успел начаться – а уже столько всего успело произойти. Столько наплывших ощущений, столько эмоций, столько вопросов, оставшихся без ответов… Скоро, предстоит увидеть новый дом. А после непродолжительного отдыха, предстоит серьёзный, долгий разговор с семьёй. Семьёй, которой на протяжении почти двадцати пяти лет у Кима небыло. И конечно, придётся обустраиваться в этом странном, бесчеловечном – в прямом и переносном смыслах - обществе. ОФС, эта монструозная структура, одно упоминание которой на Финиксе заставляло поежится тамошних обывателей, многим казалась подобием бессмысленного эксперимента в масштабах всего человечества, ставящего задачей ускорить естественные процессы эволюции социума. Выжить здесь было просто, проще, чем на родине. Гораздо труднее будет жить, по-настоящему жить человеческой жизнью, а не влачить жалкое существование очередного бедняги-«зитто». Безответственность и чрезмерное проявление инициативы, жадность и добродушие, самые банальные ошибки в соблюдении строгих протоколов - ничто из этого не прощалось, за всё следовала расплата. Мало того, Ким теперь был в ответе за своих близких, поручившихся за него всем, чем у них было. Но Ким не привык отступать перед трудностями; не привык он и перекладывать ответственность на чужие плечи. Какой бы тяжелой не была ноша, она не становилась легче от нежелания её тянуть. Какие радости и невзгоды преподнесёт ещё жизнь – покажет лишь время. Пока что загадывать наперёд что-либо было бессмысленно. Лишь одно было ясно твёрдо и наверняка – предстояла масса работы.
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Эти 7 пользователей выразили благодарность Jackal за эту полезную тему
ID 42 (21.05.2012), rushrocket (08.05.2012), Sand (01.06.2012), Simple (02.06.2012), Sunshine (08.05.2012), Алиса (31.05.2012), Север-Юг (07.05.2012)
Старый 07.05.2012, 21:25   #2
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Глава 1: Доброе утро, последний герой.

Несмотря на усталость, тяжесть в ногах и затуманенное состояние рассудка, спасительный сон никак не желал приходить. Может, это из-за ноющей боли в каждом суставе, может, организм ещё не акклиматизировался в условиях повышенной гравитации, а может, просто сказываются ещё последствия длительного перелёта в композитном ящике. И, конечно, нервное перенапряжение. Хотя, Ким даже не помнил, когда ему выпало в последний раз по-настоящему расслабиться…
Удивительно, как быстро ему удалось заснуть в том душном салоне маглева. Очнулся Ким уже на пассажирской станции жилого комплекса, и, буквально валясь с ног, не без помощи Фиделя добрался до своих скромных апартаментов. Прямо в комбинезоне, не разуваясь, Ким завалился на кровать, которая больше походила на выдвижную полку с мягкой синтетической подстилкой, заменявшей привычный матрас, простыни и подушки. Но, словно по закону подлости, сон отступил. Стоило только задремать, как что-то заставляло тело вновь проснуться, словно выдёргивая из муторной пелены неясных образов, на удивление одинаковых, бесформенных и пугающих. Пришлось скинуть сапоги, но и это не принесло облегчения. В конце концов, ворочаясь и перекатываясь с живота на спину, Киму удалось погрузиться в сон на каких-то два или три часа, после чего глаза и вовсе отказались смыкаться. Оставалось лишь лежать в тёплой синтетической «мочалке», буравя взглядом тёмный зеркальный потолок комнатушки.
Жилая камера представляла собой маленький отсек в огромном «улье» 307-го коммунального блока - монументального кубического сооружения, давшего приют более чем тысяче человек. Лет двести или более назад, такую «квартирку» могли бы назвать разве что тюремной камерой, но сейчас, такое жильё считалось вполне достойным. А уж Ким, выросший в бетонных трущобах колониального Финикса, заваленных гниющим мусором, и мечтать не мог о лучшей обители. Камера была оснащена всеми необходимыми удобствами, которые были рационально расположены и работали предельно эффективно; в ней небыло ничего лишнего, как в хорошем аэродайне, от чего даже столь тесное помещение казалось слишком пустым. Кроме спальной ячейки, на которой лежал хозяин отсека, было несколько встроенных в стену шкафчиков, пищевой стереолитограф и холодильник, маленький выдвижной столик с сиденьями, и, в конце концов, имелась душевая кабина. Ни окон, ни осветительных приборов здесь небыло – уже знакомый красноватый свет лился от гладких, словно полированных поверхностей помещения. И стены, и пол, и потолок мели приятный тёмно-серый окрас, совсем не такой, как ржавые стальные перегородки общежития на Финиксе. Лёжа в кровати, Ким уже неоднократно ловил себя на мысли, что все местные материалы несут на себе почти одинаковый, едва заметный фасетчатый шестиугольный узор, начиная от мягких тканей комбинезона и кончая толстенными стенами здания. Знакомых металлических, пластиковых е и бетонных конструкций Ким здесь ещё ни разу не заметил; возможно, в ОФС они и вовсе не использовались. И это «зеркальное» покрытие… Ким где-то слышал, что композитные плиты покрывают каким-то аэрогелем с особыми свойствами для увеличения термической устойчивости, что в свою очередь, приводит к неестественному блеску поверхностей. Но здесь, это был не просто блеск, а вполне чёткое отражение, не хуже чем в настоящих зеркалах, которые ещё использовались на родине.
А ещё, была эта давящая на и без того расшатанные нервы, всепоглощающая тишина. Наверное, каждая жилая камера закрывалась герметично, хотя особой необходимости в таких мерах безопасности Ким не видел. Внутри Анклава поддерживались вполне пригодные для человеческой жизни условия, правда, за пределами жилмассивов приходилось носить ребризеры: по улицам носились клубы «красной пыли», или, как её называл Фидель, «трансшлака». «Трансшлак» представлял собой отходы производственного цикла сверхмассивных атомарных стереолитографических установок, так называемых «универсальных конструкторов», которые обычно располагались в промышленных зонах-пустошах за пределами Анклавов, но здесь, почему-то, были установлены и на нижних уровнях населённого геодезического комплекса. Может быть потому, что он был просто-напросто выстроен уже поверх них, а может потому, что Анклав был слишком густонаселённым и требовал упрощённой системы доставки и распределения изделий первой необходимости. Зато выбрасываемая установками в атмосферу пыль была предельно вредной для человеческого организма без глубокой биомодификации, но, к счастью, от неё защищал даже самый простой дыхательный фильтр. Так или иначе, в дополнительной изоляции жилых камер было мало толку, потому что получался эдакий «сундук Кощея» из очень-очень древней легенды: камеры были изолированы и самодостаточны внутри коммунальных блоков, которые были, в свою очередь, изолированы и автономны внутри Анклава, но и Анклав был изолирован от внешнего мира – метроплекса, бесконечной чреды промышленных комплексов Федеративной Системы, где было невозможно выжить без скафандра. Ким не слишком хорошо понимал, для чего нужен такой многократно дублируемый режим. Весь Финикс располагался под несколькими старыми геодезическими «колпаками», предоставленными федералами ещё во времена Колониальных Войн, но ни одного, даже незначительного прорыва оболочки с тех самых пор не было, даже несмотря на отвратительное качество техобслуживания. Зачем же всё так усложнять?.. В памяти Кима сразу всплыл бездарный стереофильм какого-то шестнадцатилетнего выскочки из Аспартии, в котором были представлены «ужасы режима» Федеративной Системы. В одной из сцен, не в меру свободолюбивым гражданам перекрыли подачу воздуха в квартирах, от чего они, наигранно мучаясь с полминуты, так же наигранно «умирали», корчась на полу. Фильм вышел настолько дурно поставленным и переполненным псевдопатриотической бравадой, что обрёл широкую популярность в видеопорталах планетарной информационной сети, не смотря на то, что сотни подобных поделок ежедневно выходят из-под горячих рук вооружившихся видеоконструкторами «режиссёров». На родине, ролик не вызывал ничего, кроме мимолётной улыбки, но не здесь. Как бы иронично это не звучало, но фантазии молодого патриота о Федеративной Системе могли быть достаточно близки к действительному положению вещей. По крайней мере, так казалось сейчас Киму. Хотя, скорее всего, это лишь сказывалось лёгкое недомогание…
Ким так и продолжал лежать на своей полке, то предаваясь воспоминаниям, то размышляя о каких-то совершенно отвлечённых вещах. Незаметно для него, улетучивалась боль, а мысли становились всё яснее. Наверное, уже давно наступил день, но в этой камере было совершенно непонятно, какое на поверхности время суток. Смена дня и ночи давно уже утратили былое значение, и человечество жило по искусственному, воссозданному Системой временному циклу. В колониях, подобных Финиксу, менялось хотя бы освещение, а здесь, в Анклаве, и неба-то видно небыло. Невероятных размеров массивы технических и жилых сооружений, вместе с переплетением многоярусных эстакад и мобильных платформ, устремлялись на километры ввысь и на десятки километров вглубь от поверхности планеты. Сами жители такого техногенного лабиринта придавали слову «поверхность» несколько иное значение: для них, этим словом именовался не давно утерянный в чреве метроплекса первоначальный уровень планетарной коры, а пространство за пределами чернеющей громадины Анклава. Видел бы её Паркер…
Ким вздохнул, вспоминая старого приятеля. И где-то он сейчас?.. Вряд ли им теперь суждено когда-нибудь встретиться. Паркер покинул Финикс раньше Кима, почти три года назад, желая испытать удачу где-то на раскалённой глыбе Ригерии. Вестей от него всё это время небыло. Да и не мудрено; всё-таки, это не какие-нибудь три миллиарда километров, а несколько тысяч световых лет. Аппараты мгновенной сверхсветовой связи на Финиксе были доступны лишь высокопоставленным чиновникам и десятку толстосумов, но уж точно не обитателям трущоб. Но Ким не терял надежды на то, что когда-нибудь товарищ вернётся. Паркер был смышлёным и амбициозным человеком, а значит, вполне вероятно, на новом месте он устроился совсем не плохо. Правда, оппортунизма было в нём многовато, но кто не без грешка…
В очередной раз перевернувшись с живота на спину, Ким внезапно для самого себя осознал, что ему хочется есть. Державшая в оцепенении тошнота уже давно прошла, и, наверное, можно было вставать на ноги. Сколько же времени он пролежал?.. Жалко, что здесь нет часов, или даже чего-то отдалённо на них похожего…
- ... Местное время – 10 часов 12 минут. Доброе утро, гражданин. – услужливо подсказал голос системы надзора.
- Ч-чёрт!.. – Ким от неожиданности вскочил с койки, но тут же осел, ударившись головой о стеллаж.
- Ты что, блин, мысли мои читаешь?!-!
- В соответствии с федеральным законом о регулировании иммиграции, системе локального надзора и оповещения предоставляется доступ к прямому каналу менталскриптинга субъектов, пользующихся услугами временной миграционной инсигнии. При установке перманентной гражданской инсигнии, вам будет предоставлена возможность отключить эту функцию... – Всё так же спокойно ответил женский голос.
Просто замечательно. Теперь у них имеется полное право «вклиниваться» в чужие мысли и память.
Ким, потирая ушибленный затылок, вновь поднялся с кровати. Как только ноги коснулись прохладного пола, освещение комнаты резко улучшилось, будто темнота сама по себе «сжалась» в маленькие, жиденькие тени.
- Состояние вашего организма соответствует допустимым нормам. Несколько учащено сердцебиение. Имеется возможность провести корректировку…
- Не надо! Ничего, блин, не надо. – в сердцах сплюнул Ким, поправляя на ногах изоляционную плёнку, заменявшую здесь привычные носки из синтетического волокна. Фидель сказал, что всё будет готово к встрече до половины третьего, или, максимум, к четырём – если отец, как обычно, не поторопится. Оставшегося времени с головой хватало, чтобы позавтракать, привести себя в порядок, и… Дальше лежать на полке.
И хорошо, если в холодильнике уже лежит что-нибудь съестное, ведь в противном случае, придётся топать в муниципальный кафетерий на тридцатом ярусе, или разбираться как работает пищевой синтезатор.
Ким осторожно дёрнул дверцу холодильной ячейки; к его счастью, на полочках были аккуратно разложены около десятка пакетов различного размера и несколько тёмно-коричневых термосов. Но вот незадача – все продукты были промаркированы на униязе. Хотя, какая разница, что сейчас есть – главное желудок набить. Вряд ли федеральные пайки скуднее той отвратительной белковой жижи, что со временем вытеснила соевые продукты на Финиксе.
-… Служба информационной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС предлагает вам установить языковой модуль A 003-001-004 PY…
- … А почему нельзя было предложить этого раньше?.. – огрызнулся Ким с лёгким пренебрежением в голосе. Создавалось впечатление, будто «система надзора» просто издевается над гражданами: сколько раз в моменты, когда могла потребоваться помощь, «говорилка» упорно молчала? Или она работает только после десяти часов утра?.. Ким понимал, что излишне иронизирует, но такое положение вещей раздражало.
- Служба информационной поддержки предоставляет свои услуги в случае, если пользователь самостоятельно подаёт запрос. В противном случае, система ограничивается периодическими напоминаниями. Вы желаете установить языковой модуль?
- Валяй… – отмахнулся Ким, выгребая из холодильника несколько больших пакетов в серебристой фольге и пару «батончиков» в черной упаковке. Неужели, здесь и сладости входят в стандартный паёк?
- Инициализация языкового модуля запущена. Оставайтесь на месте.
Сознание будто угасло на секунду, проваливаясь в темноту, но затем быстро пришло в норму - лишь в ушах немного гудело (наверное, из-за скачка давления).
- …Установка языкового модуля закончена.
Ким взял один из пакетов, внимательно рассматривая маркировочные символы. С трудом верилось, но текст на мгновения назад чужом языке читался так легко, будто был знаком с детства… Так вот как Фидель «выучил» язык Финикса там, в терминале. Ким невольно перекрестился. Чего только он не видел за последние полдня, но сейчас, факт «пересадки» чужого опыта заставил его конечности похолодеть. Ведь это прямая трансплантация данных в сознание. Сам факт того, что теперь память, разум – то, что раньше называли «душой» (а такие как Ким, и до сих пор называют), могли запросто вынуть, копировать, подменить или стереть, словно какие-нибудь электронные программы, было очень тяжело осознать. Почти сразу, система надзора поспешила рассыпаться в извинениях, уверяя, что после установки перманентной инсигнии вмешательство в сознание будет осуществляется лишь по согласию самого «субъекта». Трудно воспринимать такие утешения за чистую монету. Конечно, Ким знал, что в ОФС ему предстоит столкнуться с менталскриптингом, но одно дело просто знать, а другое – прочувствовать на себе. В противном случае, всегда остаётся надежда, что всё обойдётся, и что не так страшен чёрт, как его рисуют.
Не сказав ни слова, Ким уселся за выдвижной столик, выбрав из горы продуктов два пакета сбалансированного пайка «Прометей», который, если верить инструкциям на упаковке, «идеально подходил для крепкого завтрака перед утомительным рабочим днём». Пускай день впереди предстоял не рабочий, но точно утомительный – чего стоил только предстоящий разговор с семьёй. А ещё инсигнию оформлять…
Завтрак оказался на удивление безвкусным, словно бумага, зато голод утолял хорошо. Даже батончики, которые, как оказалось, назывались «Магеко», были не более чем протеиновыми заменителями. Тем не менее, пища усваивалась довольно легко, не оставляя тяжести в желудке даже после достаточно плотной трапезы. Удивляло и то, что среди всего предоставленного разнообразия продуктов не нашлось обычной питьевой воды. В термосах оказалась едва-едва сладкая густая жидкость, судя по всему, разных составов (один отдавал кислецой, другой был более приторным). С жаждой они справлялись замечательно, но всё равно, вряд ли могли заменить простую воду. Хотя, кто его знает. Всё это просто… Непривычно. А жить вполне можно.
Сгребши остатки пакетов и крошки в утилизационный контейнер, Ким с полным брюхом повалился на койку. Согласно старой поговорке финиксийцев, после сытной трапезы, прежде всего, необходимо хорошенько отдохнуть. Даже если почти пол дня прошли в лежании на той же койке. А чем тут вообще можно заняться?..
- Время.. – пробубнил тихо Ким, едва шевеля губами.
- Местное время – 10 часов 38 минут. – тут же отозвалась система надзора.
Не прошло и часа. Если уж где выражение «скука смертная» приобретало наиболее приближенное к реальности значение, так, наверное, в камерах-коробках ОФС. Можно было побродить по коммунальному блоку, познакомиться с соседями или зайти в кафетерий, взять что-нибудь из десерта. В памяти тут же всплыли угрюмые, неухоженные лица постояльцев, с мертвенно-бледной кожей и впалыми глазами. На этих ярусах жили только те, кто имел гражданстат со второго по пятый, самые низы общества Федеративной Системы. Кроме «зитто», конечно. Те и вовсе ютились в капсульных камерах на подземных уровнях, в коммунальные блоки их не допускали. Особого желания говорить с этим немытым (при том, что в каждой камере был душ и бесплатный стерилизационный раствор), ворчливым и вечно недовольным людом у Кима не возникало. В кафетерии собиралось общество гражданстатом повыше, но, во-первых, ещё не известно, как они отнесутся к новоприбывшему мигранту, а во вторых, услуги государственных столовых предоставлялись за условные электронные «талоны», автоматически начисляющиеся в зависимости от занимаемой должности, и, конечно, гражданстата.
- Служба информационной поддержки предлагает вашему вниманию общефедеральную медийную сеть «Шеридан», предоставляющую доступ к большому количеству новостных, образовательных, культурных и развлекательных передач. Сеть «Шеридан» транслирует программы как в формате стандартного теле-крана, так и посредством прямого стриминга через инсигнию. – В очередной раз осведомил бесстрастный голос.
- Теле.. Что?.. Только в голову мне ничего больше загружать не надо. Вообще ничего.
Хотя автоматика уверяла, что трансфер «ложной памяти» абсолютно безвреден и никак не сказывается ни на психике, ни на физическом здоровье, Ким словно на каком-то подсознательном, неосязаемом уровне понимал, что добра от частых трансферов не будет. Даже такая ерунда, как дозагрузка языкового модуля, оставила после себя ощущение неописуемой, леденящей пустоты, всплеск неконтролируемого страха и массу других «побочных» явлений, которые система надзора, как обычно, проигнорировала.
- Ваше пожелание учтено. Напоминание об услугах, связанных с коррекцией менталскриптинга, отключено. Вы желаете воспользоваться теле-краном?
- Так что за «теле-кран»?..
- Теле-кран – устройство, предназначенное для проекции объёмного светового изображения на любую подходящую поверхность, имеющее доступ к одной или нескольким медийным сетям.
- Я думал, это так и называется, «проектор».
- Вам была загружена базовая конфигурация языкового модуля. При необходимости, могут быть дозагружены блоки специфических терминов, однако, согласно с вашим запросом, услуги, связанные с коррекцией менталскриптинга, вам не предоставляются…
- Всё, всё, достаточно, я понял. – хмыкнул Ким, - включите мне «теле-кран»… А что там сейчас идёт? Аматорские стриминги можно отфильтровать?
- Общефедеральная сеть «Шеридан» не поддерживает загрузки и вещания аматорских стримингов. Предоставляемые передачи являются продуктом и собственностью госкорпорации Vector Macro Net. Выберите тематику интересующих вас передач.
- Ну, допустим новости… - Ким ответил не задумываясь, хотя и не проявлял сильного интереса к новостным каналам.
Вся поверхность противоположенной стены озарилась ярко-красным сиянием, после чего возник огромный объёмный экран. Аватар телеведущего здесь был представлен очередной химерой с кошачьими чертами, облаченной в прекрасное шелковое платье, испещрённое движущимися узорами старинных гротекскных драконов и стилизованной растительности. Среди предложенных стримингов в отдельных кубиках-окошках светились «наиболее актуальные темы» - Кайранский кризис, который, судя по всему, за это время перешёл в «горячую» стадию, саммит Комитета Стратегического Планирования ОФС на Сиэмбиене, судебный процесс над какой-то большой шишкой с Марса.
- Господи, и тут эти химеры! Куда только их теперь не пропихивают! Можно сменить аватар?
- Какой аватар вы предпочитаете? Вы можете выбрать модель из базы данных или сконструировать собственную. – Улыбнулось ушастое «нечто» с экрана, сверкая зелеными, раскосыми глазищами.
- «Филипса» поставьте…
«Филипс», или, как его называли в колониях, «дядя Филя», был стандартным аватаром телеведущего федеральных программ в Доминионах. Хоть немного, а приятно – пусть напоминает о родине.
Химера кивнула головой, и на её месте предстал солидный пожилой мужчина в строгом старинном пиджаке, которые сейчас носят разве что какие-нибудь любители «ретро» на Марсе или Селене.
- …Главные новости последнего часа. Верховный Совет Системы одобрил вмешательство ВАКС для урегулирования кайранского конфликта после скоординированной атаки сил изоляционистов на посольство ОФС в крупном геодезическом комплексе «Сафага»…
Глазу открылась широкая панорама горящего ночного города, посреди которого величественно вздымалась чёрная, зеркальная пирамида посольства, окруженная барьерными заграждениями. По узким, заваленным оплавленными бетонными блоками и погнутой арматурой улочкам, словно рой термитов, медленно продвигались угловатые, грязные бронемашины. Ким видел что-то подобное на Финиксе; нелепые копии старинной пилотируемой боевой техники, такой, какой она была ещё до появления Системы. Кайранские броневики, конечно, отличались от финиксийских, но суть оставалась той же. Вот, судя по всему, машины приблизились к посольству на расстояние выстрела, за ними спешно семенила солдатня в скафандрах.
- … Результатом столкновения стали многочисленные жертвы среди вооруженного состава оппозиционного правительства, из различных источниках поступают сведения о нескольких погибших среди гражданского населения. Персонал посольства не пострадал, и в настоящее время находится вне опасности.
Ракурс камеры поменялся. Засверкали короткие вспышки – танки изоляционистов открыли огонь по барьеру. Почти в ту же секунду экран на мгновение залился всепоглощающим синеватым светом, а уже через мгновение взору предстаёт новая картина: на месте бронемашин виднеются едва заметные аморфные образования, закварцевавшаясся масса буро-песчаного цвета; редкие фигурки солдат в скафандрах поспешно покидают поле брани, видно, что они просто бегут, а не организованно отступают. На этих кадрах запись закончилась, а на экране расплылось круглое, достаточно приятное лицо мужчины средних лет, облаченного в коричневый офицерский китель ВАКС.
- Бригадный генерал Чэнь Ин, командующий штабом 115-й стабилизационного корпуса Вооруженных Аэрокосмических Сил Объединённой Системы. – сухо пояснил диктор.
- Вне всяких сомнений, контингентом, обеспечивающим безопасность посольства ОФС на Сафаге, были применены чрезмерные силовые средства. Уполномоченные службы в настоящее время ведут расследование этого… Инцидента. И всё же, позволю себе напомнить, что основным приоритетом корпусов охраны была и остаётся безопасность граждан Системы и доверенных объектов. Противник, несмотря на отсутствие необходимых технических средств для преодоления барьерных заграждений, открыл по объекту огонь. До сих пор мы не получили официальных объяснений ни от коалиционного правительства изоляционистов, ни от колониальной администрации Кайрана, но мы предполагаем, что была проведена акция «запугивания». Силы безопасности были вынуждены ответить, хотя ответ, к сожалению, оказался не пропорциональным. Осуждать или оправдывать их действия не в моей компетенции, но, на мой взгляд, ребята всё сделали правильно.
Генерал выдержал многозначительную паузу, после чего продолжил.
-…Спустя два часа после инцидента, колониальная администрация Кайрана признала свою несостоятельность и открыто запросила поддержки Федеральных войск для урегулирования внутреннего конфликта. Согласно с постановлением Верховного Совета, в настоящее время приводиться в исполнение инициатива BST-21/01 728-514-312-312-100 Вега…
Длинный операционный код, судя по выражению лица военного, смущал даже его самого.
- … Ситуация на Кайране будет взята под контроль в течении семнадцати часов – ровно столько требуется для доставки и развёртывания комплекса «Desperado» на планетарной орбите. Командование ВАКС рассчитывает на бескровное прекращение конфликта, однако, мы допускаем возможность небольших потерь среди сил оппозиционного правительства…
После выступления чересчур жизнерадостного (по крайней мере, по мнению Кима) генерала, Филипс неторопливо принялся пересказывать историю разжигания Кайранской гражданской войны (по сути, плохо завуалированной попытки радикалов высосать дополнительные фонды из местной казны, нарвавшейся на ожесточенное сопротивление консерваторов). Такие мелкие разборки в Доминионах происходят постоянно, и, в общем-то, мало кого волнуют, до тех пор пока кто-нибудь по неосторожности – а может, по умыслу соперника, не заденет интересов Объединённой Системы. Обращаться к Системе за помощью было совершенно крайней мерой, применявшейся «царьками на местах» очень редко, и лишь в самых безнадёжных ситуациях. Ведь в случае вмешательства федералов, по шапке огребали все, без разбору, включая «нейтральные» города-государства по соседству. Рядом с планетой возникал очередной «Десперадо» (говорят, что в особо тяжелых случаях развертывали даже боевого «Маркиза» или «Манту», хотя звучит это уж слишком неправдоподобно), после чего жизнь в колонии чудесным образом возвращалась на круги своя. О том, что же конкретно происходило во время пребывания «стабилизационного» комплекса на орбите, можно было лишь догадываться. К счастью, родной Финикс подобная участь не постигла.
- Переключи на что-нибудь полегче… – махнул рукой Ким.
- Предлагаем вашему вниманию научно-популярный цикл «Автоматизация и фазирование производственных процессов». Информационный блок имеет высокий рейтинг просмотров и удостоен нескольких наград Департамента Образования и Культуры. Служба информационной поддержки так же находит данную передачу полезной для просмотра новоприбывшими…
- Не, не катит такое. Так…
За последние несколько месяцев проведённых на Финиксе, Ким не часто вылезал в Сеть. Он с трудом вспоминал названия любимых видео-шоу, хотя, скорее всего, они уже давно прекратили существование – если таковые вообще транслировались в Объединённой Системе.
- Идёт «Шоу Хироши Арасаки»?..
- К сожалению, запрашиваемый стриминг не найден в базе данных медийной сети «Шеридан».
- Хм. «Зазеркалье»?..
- К сожалению, запрашиваемый стриминг не найден в базе данных медийной сети «Шеридан». – всё так же монотонно пробубнил голос ведущего.
- О, Господи… Что ж у вас есть-то?..«Гол!», «Жизнь среди смерти», «Баскетбольные воины», «Звёздный марафон», «Рыбалка с Рубиком», не знаю, «Алмазный лабиринт»?
- К сожалению, перечисленные вами стриминги…
- Ну поставь какой-нибудь спортивный блок, блин. Только стандартный, без модификатов. И без моделирования.
Почти ни одно спортивное мероприятие на Финиксе не проходило без участия специально выращенных, накачанных самыми разнообразными биокорректорами «чемпионов». Благодаря «улучшенному» телосложению, они походили, в лучшем случае, на лысых горилл с матово-коричневой, толстенной кожей, которую покрывали отвратительные нарывы. Зато состязания проходили куда как оживлённей, да и владелец не нёс никакой ответственности за смерть или увечье модификата. А потом, с развитием стереомоделирования, «традиционный» спорт и вовсе стал отмирать; зачем тратить деньги на живых – даже «улучшенных» - спортсменов, если в виртуальном пространстве можно поставить спектакль, ни в чём не уступающий «живой» игре? Причём, спектакль значительно более доступный. Ведь для того, чтобы наблюдать за матчем, или даже в нём участвовать, требовалось иметь лишь мощную деку с доступом в Сеть и выплатить незначительную сумму за абонемент местной спортивной теле-корпорации. «Живые» же состязания стали развлечением для привилегированной элиты.
- Вы можете ознакомиться с результатами пятого тура Марсианского Чемпионата по гольфу в Лиге ЕКД, а так же анализом полуфинальной игры «Фермопилы – Блэк Лайт» Федерального баскетбольного чемпионата Сиэмбиена. – заявил Филипс. – У них достаточно высокие рейтинги просмотров.
- А как насчёт бокса?
- Предлагаем вашему вниманию схватку «Минг Ху – Джастин Блэкбёрд» за звание чемпиона в супертяжёлом весе по версии Боксёрской Ассоциации Сиэмбиена.
- Вот так дело пойдёт! Давай, включай.
С тринадцати лет, Ким сильно увлекся боксом, и какое-то время старался не пропускать ни одного мало-мальски значительного поединка, но потом, увы, времени не стало хватать даже на это. Теперь его будет просто в переизбытке – рабочие смены в ОФС (в среднем) продолжаются пять часов, а значит, есть шанс наверстать упущенное – наверняка можно отыскать записи состязаний за прошедшие годы.
За просмотром теле-крана три часа пролетели незаметно. Вроде бы только-только начался второй тайм схватки Русса с Бриннером, а уже натикало 14:00. Пора вставать. Ким неспешно приподнялся с койки, разминая тело; теле-кран погас сам собой, без голосовой команды. Теперь, для бодрости, можно и душик принять…
На Финиксе, вода была в дефиците. Если не происходило никаких сбоев водоснабжения (а случались они частенько), как следует помыться удавалась раз в неделю. Да и та вода, что была, шла ржавая, с какими-то примесями, сильно раздражавшими кожу. С питьевой, слава Богу, таких проблем не возникало, хотя в последние годы всё чаще поговаривали, что они скоро начнутся.
Ким небрежно сбросил комбинезон и изоплёнку, кое-как запихав их в шкаф к другим комплектам одежды – какая разница, если они всё равно не мнутся? Зайдя в душевую кабинку, он с удивлением обнаружил, что на стенах нет привычных сенсорных кнопок и регуляторов. Похоже, что вся техника тут контролировалась голосовыми командами. Непривычно.
- Включить воду – Пробубнил Ким, захлопывая за собой дверцу.
- Укажите операционный код предпочитаемой стерилизационной смеси.
- Какой ещё смеси? Я же сказал, включить воду...
Ким на секунду замешкался. Похоже, что вместо обычной воды, здесь подавали какой-то раствор – может быть, мыльный, может, хлорированный. Час от часу не легче.
- Давайте любой, только побыстрее, ну и чистил чтобы.. Хорошо. Ну откуда мне знать ваши операционные коды, чёрт их дери?!
- Служба информационной поддержки при системе локального надзора и оповещения ОФС предоставляет вам список операционных кодов, используемых в условиях…
- Потом, потом, включай уже душ, «смесь» на усмотрение… Если можно.
- Запущена базовая конфигурация «Санитарная-01А».
С потолка на Кима обрушился настоящий ливень, заставивший его вздрогнуть. Вода (или то, её заменяло) была достаточно тёплая – комнатной температуры, и постепенно нагревалась. На Финиксе в душевых, как правило, хлестал кипяток. Уже какой-то плюс в пользу коммунальных услуг Федеративной Системы. С другой стороны, было решительно не ясно, каким же образом тут мыться – ни мыла, ни мочалки, ни шампуня, ни даже чего-то подобного не было. Может, всё дело именно в «стерилизационном растворе»? Он действительно отличался от обычной воды – был гуще, имел синеватый оттенок, и приятный, разве что очень резкий, запах. Именно он, скорее всего, и заменял моющие средства в их привычном виде, а значит, оставалось только прислониться к стенке и ждать пока система автоматически отключит подачу жидкости.
Ким простоял в душе минут пять, может десять. Надо сказать, процесс был на удивление умиротворяющим и хорошо снимал нервное напряжение. На Финиксе никогда бы и в голову не пришло, что вымыться можно с удовольствием – мало приятного в том, что приходится прыгать под жестким, пропитанным ржавчиной кипятком в тесной, вонючей кабинке. А тут ещё и полотенце нашлось – да какое! Мягкое, тёплое, пахнущее свежестью, о таком можно только мечтать!
- А жизнь-то налаживается... – усмехнулся Ким, растирая спину. - ..Сколько время, кстати?..
- Местное время – 14 часов 27 минут.
- Так, надо поторопиться…
Из шкафа он достал уже новый, запечатанный в прозрачный пакет комплект одежды. Этот уник почти ничем не отличался от прежнего, разве что не маячила полупрозрачная надпись «Транзит» на спине. А что до старого белья, здесь ведь наверняка есть какая-нибудь «бесплатная» прачечная или её подобие. Когда накопится много грязного, можно будет отнести сразу весь тюк. Да и не по-людски это, идти к брату в пыльном, транзитном комбинезоне. Быстро собравшись, Ким выскочил в коридор.
- Жилая камера автоматически блокируется во время вашего отсутствия для обеспечения безопасности имущества. Для предоставления доступа к камере посторонним лицам, вам необходимо обратится в администрацию жилищного комплекса.
- Спасибо уж за такую заботу. – Покачал головой Ким. «Безопасность имущества»… С Финикса Киму не удалось забрать ровным счётом ничего, даже старинный серебряный крестик, подаренный матерью – слишком дорого обошлась бы перевозка дополнительного груза на сайклере. По воле каких-то чинуш, вес багажа мог колебаться в пределах от десяти килограмм до пяти тонн, но при этом те самые десять килограмм в стандартной бандерольной упаковке очень влетали владельцу в копеечку.
По коридорам, которые чем-то напоминали палубы пассажирского судна среднего класса, неспешно расхаживали немногочисленные жильцы. Некоторые сбивались в группки по три-четыре человека, о чём-то тихо шушукаясь между собой. В воздухе витала атмосфера недоверия и озлобленности – впрочем, к ней Киму было не привыкать, ведь то же самое творилось и на Финиксе. Правда, люди там были понаглее: мелкие потасовки случались чуть ли не на каждом углу, а из квартир почти всегда были слышны пьяные крики и треск мебели. Здешние же поселенцы были тихими, даже зашуганными; стоило Киму случайно задеть кого-нибудь плечом в тесном проходе, как сожитель испуганно жался к стенке, отводя тусклые, но переполненные ненавистью глаза. Никаких окриков в спину не следовало, максимум – сердитое, неразборчивое ворчание себе под нос. По началу это вызывало лишь усмешку, но, повторяясь с пугающей периодичностью, заставило задуматься. Как же должна была жизнь скрутить всех этих людей, чтобы довести до такого?.. А ведь сейчас Ким был, формально, с ними на одном уровне. Нет, прав был братишка, выбираться с нижних эшелонов нужно немедленно, в первый же год, чего бы оно ни стоило.
Лабиринт служебных переходов коммунального блока наконец-то вывел к лифтовым установкам. Хорошо, что на стенах расставлены световые маркеры – без них блуждания могли бы длиться часами. Сами же лифтовые кабинки ничем особенным не отличались –обычные тёмные коробки с «зеркальным» покрытием пола и стен. Правда, не было кнопок, но этот факт уже не столь сильно смущал.
Не успели дверцы захлопнуться, как в кабину шустро влетел ещё один пассажир.
- Тебе куда – наверх или вниз? – спросил Ким, тарабаня пальцами по гладкой обшивке стены.
Низенький, сутулый человек вздрогнул, подняв свои маленькие, мышиного цвета глазки.
- Простите… Я не заметил, что лифт занят. Мне.. Мне… Да, пожалуй, мне наверх.
Странный какой-то паренёк попался. Ким пожал плечами, сверля взглядом попутчика.
- Ну и мне наверх, Ярус 131. Поехали!
По команде, кабинка плавно, бесшумно начала подъём. Попутчик явно был не в восторге от компании, и невольно тянулся к противоположенной стенке.
- Тебя как зовут-то? Ты с сорок третьего яруса?.. – Ким попытался завести разговор. Какие-никакие, а соседи, надо хотя бы имена знать.
- Кто, я?.. – человек завертел головой, будто надеясь, что найдётся другой собеседник.
- Да…Сорок третий ярус... Штайнер, Вячеслав Штайнер… А что на этот раз случилось?..
- А что-то должно было?.. – недоумевающее хмыкнул Ким – ..Ким Келли, будем знакомы.
Он крепко сжал почти ватную руку Штайнера
- Я теперь тоже на сорок третьем живу, так что мы теперь вроде соседи.
- А-аа… И за что вас?..
- В каком это смысле – «за что»?..
Сосед чуть осел, присогнув колени.
- Простите… Я имел в виду, почему вы попали… В нижний эшелон.
- А, это. Я же здесь не местный, вчера только из Доминионов перелетел.
- А…Понимаю. Простите, но что же вам сейчас от меня нужно?..
Штайнер говорил дрожащим шепотом, похожим на бормотание старой вдовы-истерички, и собеседник из него выходил, мягко говоря, посредственный. Кроткий диалог напрочь отбивал какое-либо желание впредь вступать в разговор с подобными соседями. К счастью, лифт уже достиг нужного яруса.
- Кхмммм... Ну, бли-и-ин, и люди тут, а!
Ким бросил последний брезгливый взгляд в сторону корчащегося у стенки попутчика, и, покачав головой, шагнул из кабинки. Дверцы тут же закрылись, и лифт, судя по световым указателям, почему-то унёсся вниз. Нет, ну до чего же странный тут народ!
Коридоры средних ярусов были попросторнее и освещались получше. Кроме того, рядом со стенами, покрытыми световой рекламой, были расставлены декоративные азерумные пальмочки. По виду они почти не отличались от настоящих растений, разве что на тёмных участках зелени мерно мерцали маленькие, едва заметные красные огоньки. Ким когда-то хотел завести аземрумный кактус, только стоил он дорого, зараза. Может быть, тут больше повезёт?..
В коридорах было необычно пусто. Вроде и жилые ярусы, а все жильцы словно вымерли. На нижних уровнях народа было тоже не много, но не меньше пяти-семи человек. А тут – совсем никого. Хотя, если здесь все такие как Штайнер, может быть это даже к лучшему. Главное, чтобы самому таким уродом не стать, а остальное приложится. Братишка же как-то держится. А вот и его жилая камера…
Рядом с дверью небыло ни обычного звонка, ни видеофона, и Ким не смог придумать ничего лучше, чем потарабанить по композитному покрытию шлюза костяшками пальцев. И как же его там могут услышать?.. Тем не менее, буквально через пару секунд, в голове раздался голос Фиделя.
- Что-то ты рановато. Ну ничего, давай, заходи, а то Лори здесь уже пеной исходит с самого утра.
Дверцы разъехались, и в коридор брызнул яркий, холодный свет. Он неистово резал глаза после мрачных, красноватых переходов комплекса, и Ким на мгновение прикрылся рукой.
- Ки-и-им! – донёсся из камеры звонки женский голос. - …Фидель, что ты там забыл, давай иди сюда, брательник твой приехал!
В дверях стояла полненькая, розовощёкая женщина ростом чуть пониже Кима, облачённая в модифицированный уник, с копной дымчатых волос, закрученных в коротенький хвостик.
- Здравствуй, Лори. – Улыбнулся Ким обнимая шурину, которая, в свою очередь, принялась расцеловывать его в щёки.
- Ну чего вы на пороге стоите-то?.. Ещё люди выйдут, айда в камеру! – рассмеялся из соседней комнаты Фидель, чем-то гремя. Камера была значительно больше чем та, в которой поселился Ким, и включала в себя несколько комнат. Пол был застелен пушистым, переливающимся вместе со светящимися стенами серебристым ковром, в котором сапоги утопали, словно в шелковистой траве. Траву же Ким видел лишь в рекламных роликах.
- Как на новом месте-то, получше, чем на Финиксе, небось? – наконец-то высунулся Фидель. Его лицо как-то удивительно похорошело за ночь, а кожа от бледно-серого приобрела естественный, коричневатый оттенок; именно таким Ким помнил брата из сеансов видеосвязи.
- Да где угодно лучше, чем на Финиксе. Разве что не на Кайране…
- Моя тётя, кстати, какое то время жила на Кайране – вставила Лори, но, похоже, братья не придали её комментарию никакого значения.
- Ну, слава Жизни, что всё в порядке. Ты уже обедал?.
- Пробовал я местную стряпню утречком, и знаешь, совсем не дурно. До сих пор сытый.
Оценка «местной стряпни» заставила шурину громко захохотать, Фидель же лишь выдавил из себя скупую усмешку.
- Не знаю, что там на Финиксе едят, но большей дряни, чем стандартные пищпакеты, мне пробовать не приходилось. Мы тут заказали целую кучу пищевых стимуляторов, как раз к твоему приезду, посмотришь, что такое настоящая еда хоть!
Ким пожал плечами
- По-моему, и с «пищпакетом» всё в порядке было. Ну и на том спасибо, братишка.
- Ким! Пошли, камеру же посмотришь! – потянула за рукав Лори - .Ты же на своём Финиксе такого в жизни не видел!
- Я многое видел, Лори… - Ким вновь обратился к братцу – ..Скажи, отец-то приедет?
Лицо Фиделя помрачнело на глазах.
- Нет. Обещал вызвонить через номинал.
Ким покачал головой
- Он что, работает?..
- Он всегда… «Работает». Так или иначе. – черство отрезал брат, удалившись назад в свою каюту. - ..Ты пока с Лори пройдись, правда, камеру поглядишь…
Шурина тут же потащила Кима по чистым, ухоженным помещениям, забитым разнообразной мебелью, воссозданной в стиле ретро – с имитацией дерева, железа и пластика. Пластиковые детали. Господи, это что, действительно когда-то существовало?.. Оставалось лишь поражаться несуразности таких конструкций, хотя некоторые изделия из этого хрупкого, не способного к самовосстановлению материала всё ещё находились в обиходе жителей Финикса.
Довольно уютно выглядела маленькая, полукруглая кухонька, в центре которой располагался «деревянный» столик с разложенными на нём пищевыми пакетами и фляжками каких-то напитков.
- А мы тут шампанского к твоему прибытию набрали… Ну я не знаю что ты любишь, заказала ещё вермута и таргиля… Твой отец, он таргиль любит очень, вот. – заботливо крутилась Лори, выдавая по десять слов в секунду. Ту ещё тараторку нашел себе братик!
Камера была значительно больше, чем предполагал Ким. Вроде бы, одиннадцатый гражданстат – не слишком большое достижение в местном обществе, а условия жизни ещё какие приличные. Одна жилая ячейка чего стоит – кухня, зал, прихожая, две спаленки, выделенный туалет… Да это уже настоящий «шик», а не просто «хорошие условия».
- А чего там Фидель закрылся в коморке? – поинтересовался Ким, разглядывая искусно сконструированный из странного, полупрозрачного материала столовый сервиз.
- Ох, почему бы тебе у него самому не спросить, когда он выйдет?.. Эй, Фид, долго ты ещё копаться?..
Из запертой комнаты послышалось лишь приглушенное недовольное ворчание. Лори покачала головой.
- Вот всегда он такой! Как только что-то серьёзное намечается, сразу у него появляются какие-то неотложные дела, сразу звонят ему, да что там, вот в прошлом году…
- Всё, всё, иду я, вы пока за стол садитесь!.. – Голос Фиделя прозвучал несколько озлобленно; видимо тот и правда был занят чем-то достаточно серьёзным. Небыло никакой необходимости отвлекать его от дел именно сейчас – ведь времени оставалось ещё более чем достаточно, потому Ким поспешил увести болтливую шурину на кухню.
- Ох!.. Ну и находилась же я сегодня! - грузная женщина плюхнулась на раскладной стул, вытирая потное лицо. Ким тоже позволил себе присесть, рассматривая наваленные на столик пакеты с едой. Многие были помечены маркером «стимулятор». И что бы это могло значить?..
Вскоре, в комнате появился и хозяин квартиры. Его лицо выглядело несколько озабоченным, хотя, может, это просто освещение так падало.
- Ну, что ж, можно и начинать, наверное…
Ким взглянул на световые часы. Пятнадцать минут четвёртого…
- А разве мы не будем ждать отца?
- А толку то?.. Думаешь, ему наш разговор сильно нужен? Был бы нужен – приехал сам
- Слушай, давай без этого сегодня, хорошо?..
Какое-то время братья сидели молча, сверля друг друга взглядом.
- А что, давайте ещё минут пятнадцать посидим, подождём. Ким пока поест. – Разрядила обстановку Лори, теребя в руках маленькую серую упаковку «стимулятора».
- Ну, может, ты и права. Угощайся, Ким.
- Я же говорил, что уже поел…
Не успел он окончить фразу, как их перебил строгий мужской голос, донёсшийся из коридора.
- Кажется, я не вовремя. Прошу простить, спешил как мог. Надеюсь, что не слишком вас задержал.
В дверях стоял высокий человек в опрятном деловом комбинезоне, украшенном бардовыми маркерами федерального координатора. Его глаза горели неестественным, изумрудно зелёным сиянием. На лицо Фиделя тут же упала тень отвращения, оно резко скривилось в озлобленной гримасе.
- Опаздываешь, Уинс…
Ким приподнялся со стула. Да, ошибки быть не могло…
- Отец…
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.05.2012, 21:27   #3
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Глава 2: «Ekta mein Shakti»

Тусклое солнце заливало просторную залу кафетерия холодным алым светом, теряясь в перламутровой рассветной дымке. Было уже давно за полдень, но стандартный двадцатичетырёхчасовой цикл здесь не совпадал с естественным периодом обращения планеты вокруг своей оси. В чреве массивных строений, вздымающихся над поверхностью словно рукотворные горы, существует лишь искусственный свет, блеклое красноватое сияние. Призрачные звёздные лучи, даже преодолев многие километры сквозь переплетение могучих технических конструкций, тонут в вязких клубах поднятого в воздух трансшлака, который неизменно парит над немноголюдными улочками-коридорами. Немногие придают значение тому, какое на поверхности время суток. Лишь здесь, на самой вершине пирамидальных массивов, где располагались административные корпуса, можно было в полной мере насладиться созерцанием небесного свода. Очень разряженный воздух за композитной плёнкой придавал картине какою-то и вовсе фантастическую, захватывающую дух глубину.
В кафетерии царила атмосфера покоя и умиротворения. Среди имитировавших тропическую растительность азерумных зарослей были расставлены низенькие аккуратные столики, накрытые фонируемыми «скатертями», напоминавшими не то струящиеся потоки цветного газа, не то игру лучей света в воздухе, но никак не твёрдое тело. Сверху, где потолок тонул в искусственном «северном сиянии» красного спектра, лилась тихая, расслабляющая музыка, навевавшая редким посетителям состояния полусна. Лишь синтеты-«панцири» резво суетились между ветвящимся азерумом, словно в замысловатом танце вычерчивая странные узоры на полу. Посередине помещения бил крохотный фонтанчик, вокруг которого плясали рубиновые огоньки. Резким контрастом среди этой идиллии маячил лишь зияющий провал массивных входных барьеров.
В зал вошел высокий человек в фисташковом деловом комбинезоне, и, чуть ускорив шаг, направился к одному из столиков, за которым восседал увлечённый поглощением пищи мужчина средних лет. Он явно был занят какими-то размышлениями, а может, сосредоточенно работал с потоком менталскриптинга. Так или иначе, он совершенно не обращал внимания на нового посетителя, который подсел за столик и, потягиваясь, вморфировал себя в кресло-кокон. Высокий какое-то время сохранял молчание, видимо, ожидая реакции соседа. Её не последовало.
- Айс. – обратился он негромким, но строгим голосом. Соседа словно слегка передернуло, и тот, покачав головой, кивнул собеседнику.
- Уинс. Прости, у меня на линии висят эти… Торчки из исполнительного. Пока что, слава Миру, всего впятером, но часика через два, боюсь, прицепится вся дюжина. Как пиявки, в самом-то деле.
Уинс пожал плечами
- Понимаю. У меня к тебе ничего срочного, загляну как-нибудь в другой раз. У самого сейчас небольшой, скажем так, напряг.
Айс задёргал пухленькими руками
- Нет, нет, нет, что ты! У меня ещё двадцать три свободных канала, а значит, я на пять шестых в твоём распоряжении. Так сказать.
Попытка пошутить вышла достаточно плоской, и осталась без ответа.
- Так что у тебя за дело, Уинс?..
- Если мне не изменяет память, ты на прошлой неделе говорил, что Нарии ищет исполнительного человека для какой-то ответственной работёнки. Человека, за которого могли бы поручиться.
Айс удивлённо приподнял бровь.
- Что-то я не соображу, с чего бы тебя могли интересовать дела Нарии. Если у тебя на примете есть такой человек – это, конечно, хорошо. Только вот… Зачем тебе-то связываться с этим молокососом?..
- Сынишку моего вчера перебросили. Транскапом.
Полноватое лицо Айса ещё сильнее скривило гримасу удивления.
- А я думал, он всё время тут жил, в комблоках…
- Да нет, я же о младшем говорю, о Киме. Не стану же я, в конце концов, за Фиделя вступаться перед самоуправленцами!
- А у тебя двое сыновей?.. – растерянно пробормотал толстяк. Уинс, словно коршун, буравил его взглядом, заставляя отводить глаза в сторону рассветной панорамы Анклава.
- Ты мне лучше скажи, сможешь ли до следующей декады с Джуттой переговорить насчёт этого дела? Пока, хотя бы узнать детали: какая такая «работёнка», сроки, требования… Можешь намекнуть, что уже есть… Хм, «некоторые»… варианты. Но пока – никакой конкретики. Понял?
- Да понял, что ты, не вопрос конечно.
- Спасибо, Айс.
На какой-то момент, вновь воцарилась тишина. Знакомые явно не были хорошими друзьями, и атмосфера за столиком казалась несколько напряженной, хотя собеседники всячески пытались скрыть обоюдную неприязнь.
- Ты, это... Заказывать что-нибудь будешь?.. – как бы между делом бросил Айс в надежде продолжить диалог.
- Несомненно. – Сухо отрезал сосед – Линда, будь так добра, стандартный набор и два пака «Зерки А-31». Желательно тёплой.
- Заказ принят, ожидайте. – ответил неслышный для окружающих приятный женский голос в потоке менталскриптинга.
- Таргиль?.. Тёплый таргиль?.. Конечно, о вкусах не спорят, но – чёрт возьми, как можно вообще пить такую… Бурду?.. Даже не говоря о прескверном лейбле медадминистрации, об этой «Зерке» ходит масса слухов, и я…
- О вкусах не спорят. – поднял руку Уинс, останавливая словесный поток соседа. - …Из твоих слов можно предположить, что ты, Веллингтон, всегда следуешь инструкциям и предписаниям здравоохранителей. Удивительно, почему у тебя на одну декаду набежало, если я не ошибаюсь, два или три репрайманда.
- Так это, это… Это же от СКЗ. Контроль занятости, чёрт бы его подрал. У меня же семья, ты-то должен понять! Мне четвёртый выходной позарез нужен, но они же не слушают! Попросту не хотят слушать, и как же мне быть?
- Можешь не оправдываться, я не руководитель твоего отдела и даже не коллега. А если б и был, то не стал бы терять своё время, выслушивая отговорки.
Толстяк уже и сам был не рад, что открыл рот. К счастью для него, к столику подошла молодая девушка с подносом. Судя по стройной фигурке, обаятельному смуглому личику, горящих янтарным светом радужкам глаз и пружинящей, словно кошачьей походке, это был синт. Люди такой грацией тела не отличаются, даже биомодификаты. Пока официантка накрывала стол, Айс поспешил сменить тему разговора.
- Слушай, Уинс, я вот подумал… У тебя же с сыновьями всегда какие-то проблемы были. Вроде бы. По крайней мере, ничего хорошего про Фиделя я от тебя не слышал, а теперь, ты готов заручиться перед самоуправленцем, да не перед каким-нибудь замухрышкой, а перед Джуттой, так его и эдак, за человека, которого почти не знаешь. Мало ли, чего выкинет твой малец, а с Джуттой Нарии шутки даром не проходят.
- Игра стоит свеч. В конце концов, мне, прежде всего, будет очень полезен человек, связанный с высшим эшелоном Локальной администрации. И не нужно строить из себя глупца, Айс, ответ очевиден. С другой стороны, если говорить о самом Киме, то, думаю, из него может выйти вполне сносный приемник. Упускать его нельзя, как я упустил Фиделя.
Уинс откупорил криопак «Зерки» и сделал несколько глотков. На его бледное, будто каменное, лицо наконец упала тень улыбки.
- И совсем не дурно, на самом деле. Выпьешь?..
Веллингтон покачал головой.
- Как знаешь. Так вот, Айс… Когда Инесс, забрав Кима, бежала в эти проклятые колонии, у меня, по сути, остался один сын. Я и не надеялся, что она возвратиться, я достаточно хорошо её знал. Может быть, по этому Фидель вырос бездельником, привыкшим, что «манна с небес» сама будет в рот лезть. Сейчас его жена как-то ещё подтягивает, надо признать, женщина умная и сдержанная, только с родителями ей не повезло. Я пытался оградить Фиделя от мира, а вырастил парнишку с синдромом Аспергера. Он, как бы сказать, слишком «тепличный», несамостоятельный. Если бы не Лора… Не знаю, что и думать. Он и сейчас во многом как ребёнок. Советов не воспринимает в принципе, зато каждый раз, когда сталкивается с чем-то серьёзным, приходит мне пороги оббивать. Говорит, Лора его подсылает. Сам от меня открещивается как может; считает, что я «навязываю ему своё мнение».
Уинс ещё раз припал к фляжке, после чего открыл пакет мясных котлеток «Гиперон». Его собеседник понимающе покачивал головой, словно брелок-болванчик.
- Ким – совсем другой человек. Он вырос в Доминионе, а там каждый день – это борьба за жизнь. Если за Фиделем приходилось ухаживать мне, то Киму, напротив, приходилось с ранних лет заботиться об Инесс. Жизнь в колониальных трущобах закаляет не хуже, чем наши молодёжные дисциплинарные лагеря. Чем тяжелее на человека давят, тем сильнее тот будет упираться. Я почему-то уверен, что Ким вырос… Хорошим, сильным парнем. По крайней мере, я на это надеюсь. Если приткнуть его куда-нибудь сейчас, то, может быть, будет толк…
Айс покачал головой, подперев щеку
- А ты уверен, что он здесь не выкинет какой-нибудь, эм-мм…Фокус? Самостоятельный, говоришь… Это конечно хорошо, очень хорошо. Но отсебятину там тоже.. Недолюбливают. Нарии ещё более-менее, а вот остальные…
- Этим чёртовым старикам и так, и эдак не угодишь, как бы ни старался. Это меньшая из проблем, которые меня заботят. Вопрос пока лишь в том, как сам Джутта будет его воспринимать. Хотя… В том же Доминионе, между прочим, голову тоже не дают высоко поднять. «Борзых» везде не любят. Вряд ли парень будет на первых же парах зарываться, тем более, если его правильно настроить.
- Как знаешь, Уинс, как знаешь. По-моему, решение очень… Поспешное.
- А разве я уже принял решение?
Толстяк вновь замолчал, уставившись себе под ноги.
- Слушай, Уинс, я, пожалуй, пойду, если у тебя нет больше ко мне никаких, мм-м… Вопросов.
- Конечно иди, Веллингтон, я тебя не задерживаю.
Подняв грузное тело из кокона-седушки, Айс мелкими шажками попятился к выходу, еле слышно бормоча себе под нос.
- Я бы с тобой посидел, конечно, но, понимаешь, дела, дела… Исполнительный комитет, будь он не ладен! Уже девять… Десять каналов занимают, кровососы! А мне в последнее время, знаешь, трудно распределяться на больше, чем десяток потоков… Надо бы биокоррекцию провести, да всё времени не хватает, а так бы, конечно, ещё посидел, да вот…
- Ой… Иди уже, иди… - Легонько махнул ладонью Уинс, после чего полноватый знакомый пулей вылетел из помещения, громко отстукивая по чёрному, зеркальному полу тяжелыми подошвами сапог.
Когда Уинс закончил трапезу, кафетерий покинули ещё несколько человек. Он устало закрыл бледное лицо руками, ложась на спину в морфирующемся по мере телодвижений кресле. Теперь оно выступало в виде диван-кровати. Похоже, прошло не меньше часа…
- Линда. Инициируй протоколы подключения к федеральной коммуникационной сети в режиме прямого менталскриптинга, операционный код «Фаланга 117-J, специальный» – прозвучала мысленная команда. Она была выражена не словами, скорее набором образов, не искаженным через речевой фильтр. Такие пакеты данных были значительно информативнее и помогали более-менее опытным скриптерам осуществлять общение с Сетью – да и друг с другом – быстрее и полнее, чем при помощи устной речи.
- Протокол «Фаланга» инициирован. Ожидайте.
Знакомая волна холода прошлась по телу. Глаза заволокла тёмно-коричневая пелена, по которой бегали разноцветные световые пятна и тонкие полоски. Ощущения менялись, что-то отходило на второй план, что-то приобретало недостижимую доселе остроту. Разум будто трансформировался для деятельности в другом режиме.
Для менталскриптера, мир выглядел иначе. Мириады каналов связи, бесчисленные терминалы коммуникационных сетей, тысячи автоматизированных аналитических центров различной функциональности – всё переплеталось в визуализированном, физически осязаемом объёмном узоре, раскинувшимся над бескрайним полем более сложных, многомерных фигур. Время здесь текло иначе, набор ощущений также отличался от привычного. Это был самый настоящий «другой» мир, живущий по своим законам и правилам.
Уинс обратил условный взгляд вниз от светового потока «Фаланги». Там, словно замысловатый лабиринт, пульсировала огнями тёмно-красная громада гражданской сети Анклава. Со всех сторон, её окружали недосягаемые многомерные конструкты промышленных искинов, слишком сложные для восприятия человеческим мозгом, даже модифицированным. Во избежание несчастных случаев, Сеть блокировала любые попытки обмена с ними информацией без специализированных программных модулей-фильтров. В узоре граждансетки Уинс без труда отыскал терминал 307-го коммунального блока; сознание «потянулось» к цифровому конструкту, оставляя далеко позади яркую магистраль федеральной ветки. Она висела высоко и очень далеко за пределами инфопространства Анклава, а над нею вились лишь защищённые рукава военных систем. В коммунальном блоке вспыхнула маленькая ячейка – субтерминал седьмой камеры 131-го яруса. Разум тут же дал автоматике команду развернуть номинал, и мир исказился вновь. Возвращалось более привычное восприятие физического мира, зрение приходило в норму…
Но теперь, Уинс стоял в освещённом холодным белым светом коротком, ухоженном коридорчике, за десятки километров от кафетерия, в котором пребывало его «настоящее» тело. Из соседней комнаты раздавались приглушенные голоса.
- Ну, может, ты и права. Угощайся, Ким.
- Я же говорил, что уже поел…
Первый голос, без сомнения, принадлежал Фиделю. Благодаря сипловатому говору, его трудно было с кем-то спутать. Второй был грубее и отрывистее.
Уинс тотчас вошел в комнату, чем не на шутку удивил (а может, и напугал) сидящих.
- Кажется, я не вовремя. Прошу простить, спешил как мог. Надеюсь, что не слишком вас задержал…


До сегодняшнего дня, Ким видел отца лишь на редких фотографиях в отвратительном качестве, доходивших на Финикс раз через раз. Высокий и атлетичный, с правильными, римскими чертами лица, он походил на какого-нибудь смоделированного шоумена из популярной сетевой передачи. По крайней мере, таким он запомнился из старых снимков, которые Ким бережно хранил на отдельном носителе. Прошло немало лет, и отец, безусловно, должен был измениться. Его образ воображение рисовало по-разному: то несколько иссохшим и поседевшим, то бодрым, упитанным мужичком с лысеющей головой. Так выглядело большинство чиновников средней руки на Финиксе, по крайней мере. Но Ким совсем не предполагал, что увидит отца таким, каким он предстал в этой маленькой светлой кухоньке. Удивительно было то, что он… Совсем не изменился вопреки любым ожиданиям. Перед братьями стоял всё тот же Уинс Келли, точно такой, как был изображен на фотографиях пятнадцатилетней давности, с могучим телом и внешностью шоумена. Разве что черты лица заострились, и оно теперь ещё больше походило на каменное изваяние. И ещё одно - орлиный взгляд неестественно-зелёных глаз. На снимках они выглядели иначе, или Ким просто не обращал внимания на эту деталь. Может быть, так выглядит лишь номинал, голографическая модель. Но что-то в душе подсказывало, что настоящее тело отца не слишком отличалось от этого стереоконструкта.
- Здравствуй, Ким. Я очень рад видеть тебя сегодня здесь, с нами. – Уинс кивнул головой, демонстративно «присаживаясь» за стол.
- Вот если бы ещё ты сам был здесь, было б совсем хорошо. – буркнул Фидель, скрестив руки на груди. Лора тут же легонько толкнула его локтем.
- К сожалению, так складывались обстоятельства. Я надеюсь, что на выходных мы сможем встретиться в моих апартаментах.
- Ну а смысл-то какой?.. Ладно, извини, закрыли тему.
Вся троица уставилась на Кима, вынуждая его что-нибудь сказать. В голову, как специально, ничего толкового не лезло.
- Я тоже очень рад, что мы смогли в этот день собраться вместе, за столом. Жаль, конечно, что не все… Я ведь надеялся, что до этого дня доживёт и мать… Ну, не сложилось. Царствие ей небесное, а нам надо жить дальше. И как бы там ни было, чертовски хорошо, что вы у меня есть. Моя семья. Отец, братишка… Шурина.
- ..И кстати, дед тоже бы мог с Марса весточку послать, по такому-то случаю… - как бы «между прочим» вставил Фидель, покосившись на номинал Уинса.
- Брось, Фи, будто ты не знаешь своего деда. Если бы он хоть немного заботился о своей семье, вы с Лорой давно бы не жили в этой коробке.
- Да-да, «если бы»… «Если бы старик Арчи думал мозгами, а не другим местом, и занял сторону других людей во время «Большой чистки», мы бы сейчас жили на Марсе, а то и вовсе, на самом Сиэмбиене». Я это уже слышал, ты начинаешь часто повторяться.
- Сейчас я говорю не о сомнительном «выборе» твоего дедушки, а о его отношении к близким – беспристрастно развёл руками Уинс – и не нужно с больной головы на здоровую переносить какие-то свои выдумки.
- Ну, «отношение»!.. А в своём глазу бревна-то и не видно! По-моему, передо мной сидит номинал, а не отец из плоти и крови!
- Так, всё, хватит, угомонитесь оба! – гаркнул Ким, сжав кулаки. Он и сам не ожидал, что так выйдет – голос у него был сильный, напористый, но грубить старшим в семье он не хотел.
- Всё-таки мы не для того собрались, чтобы друг другу кости перетирать. Я здесь ещё и дня не прожил, а вы уже друг друга сгрызть готовы!.. Хотя бы первый раз могли притвориться, что у нас семья, блин, нормальная, а не сброд с улицы!
Уинс легонько качнул головой.
- А он ведь прав, Фид. Зря ты это начинаешь.
- Я начинаю?..
- Хватит…
За столом воцарилось молчание. Вот это действительно, «сплочённая» семейка.
- Ох.. Ну что вы всё, как я не знаю… Ешьте лучше, вон, стол ломится! Столько еды набрали, а вы тут друг друга собачите! – засуетилась Лори, которая, видимо, воспринимала грызню Фиделя с отцом крайне болезненно. Ким хотел в третий раз напомнить, что уже поел, но вовремя остановился. Лучше уж так…
- Ким, в самом деле, угощайся. Может быть, это и не самое лучшее из того, что может предоставить «Маттеуш», но во всяком случае, будет получше той дряни, которой кормили у вас на Фениксе.
- Финиксе – поправил Ким, разворачивая упаковку со странным названием «Амальгама D-117». Как и большинство других продуктов, она была помечена ярким маркером «Стимулятор».
- Финиксе или Фениксе, не вижу разницы. Весь Доминион – одна сплошная выгребная дыра, и сколько сейчас поселений с разными именами в ней развелось, мне считать, слава Жизни, не приходилось. Кстати, советую начинать не с «Амальгамы», а, например, с «Кобальта». В местной еде ты ещё, смотрю, не разбираешься?
- Ну куда там.. Парень только приехал, уже разбираться! Шустрый вы, господин Келли! – усмехнулась Лори, подтягивая к себе несколько пищевых пакетиков и фляжку.
- И не стесняйся, бери таргиль, или вермут, или коньяк – не знаю, что тебе больше по вкусу.
- Таргиль?.. Да кто сейчас пьёт эти… Помои?.. – пожал плечами Фидель, так и не притронувшись к еде.
- Я пью. – заметил Уинс, приподняв палец.
- Ты пьёшь?.. Это что, шутка?..
- Почему ты так решил?..
- Ну уж кто-кто, а ты бы мог позволить себе что-то получше этой синтетической дряни.
- Это дело вкуса, не более.
Киму вновь пришлось их перебить
- Так, ладно, давайте уже тост, что ли?..
- «Тост»?..- покосилась на него шурина, удивлённо приподняв бровь.
- Древняя традиция столового этикета, которая, судя по всему, ещё существует в Доминионах. – тут же подсказал находчивый Уинс, изобразив в руке номинал фляжки с таргилем.
- Братишка, тут этого не любят… - фыркнул Фидель, но, повременив, тоже поднял свой напиток.
- Почему же? Многие мои знакомые из высших кругов питают слабость к древним ритуалам. Ведь если оглянуться назад, можно найти немало прекрасных вещей, которые мы потеряли по дороге.
- Мне тоже интересно! – оживилась Лора
Уинс привстал, изобразив на лице добродушную улыбку.
- Мой дорогой Ким! Я несказанно рад, что ныне ты, в добром здравии, вернулся к нам, своей любящей и заботящейся семье. Что этот чудесный день мы встречаем вместе…
Фидель демонстративно отвернул голову.
-… Я предлагаю выпить за то, чтобы начиная с этого дня, наши узы становились лишь крепче. Чтобы мы научились по-настоящему уважать друг друга. Ибо нет большего глупца чем тот, кто не ценит своих родных.
Каждый из сидящих отхлебнул пару глотков из герметичных фляжек. Ким слегка поморщился: «таргиль» действительно оказался на редкость отвратительным пойлом, напоминавшим коньяк вперемешку с взбитыми сливками. К тому же, напиток был чересчур сладкий, буквально сводил челюсти. Предусмотрительный Фидель и шурина пили коньяк.
- Да уж, отец, не слишком-то приятная штука этот твой «таргиль»…
Уинс лишь пожал плечами
- Я всего лишь сказал, что мне этот напиток нравится. Я, по-моему, просил каждого брать смесь по собственному вкусу.
- А я предупреждал! – добавил Фидель.
..Продукты со «стимуляторами» действительно оказались куда вкуснее протеиновых пластин из стандартного пайка. По виду, они не сильно отличались от последних, но Ким был готов поклясться, что жевал самое настоящее, хорошо прожаренное мясо какой-то птицы. Такое мясо на Финиксе ели отмечая праздник «Нового года». «Амальгама» оказалась заменителем гарнира, причём заменителем отменным.
- Ким… Расскажи нам о своей жизни там, в Доминионе. Ведь столько времени прошло, а от тебя ни одной весточки. Почти с того самого момента, как умерла Инесс… Расскажи, к чему ты стремишься здесь? Всё-таки это новое, незнакомое тебе общество. Мне интересно, какой путь ты для себя избрал. Какие у тебя планы на будущее. Я надеюсь, что смогу посильно помочь тебе, пока ты крепко не встанешь на ноги. – Начал Уинс, скрестив на груди руки. Фидель раздосадовано крякнул что-то несуразное, но его слова было трудно разобрать.
- Рассказать?.. Да что там можно рассказывать. Всё как и прежде. Ничего не изменилось. Почти. Хотя…
Отставив ёмкость с таргилем, Ким отхлебнул несколько глотков из коньячной упаковки.
- ...На самом деле, изменилось очень многое. Я просто… Не знаю, с чего начать. Я не люблю сопли разводить. Жить стало хуже. Ещё до того, как мать умерла, стало хуже.
Уинс понимающе покачал головой
- «Альфатранс»?
- Да, но не только он. Неспокойно стало. Аспартийцы зажали уран, требуют отмены этих чёртовых акцизов на их товары. Энергии не хватает – не хватает на всех и еды. Если помнишь, прошлый раз наши хотели строить «солнечный щит». Не знаю, был бы от него толк на таком расстоянии от звезды, но хоть какая-то надежда оставалась. Когда пришел «Альфатранс», всё так и улетело к чертям, не успев начаться. Не знаю, правда или нет, но они, по-моему, дефицит держат искусственно. «Патриотов» ещё этих повылезало, не приведи Господь, сколько. Погромы творят, черти. Безопасники то им всё с рук спускают; зато тех, кто сопротивляется, месят с завидной оперативностью. На самом деле, эти «патриоты» - самые что ни на есть фашисты, да никому уже дела, наверное, нет. «Альфатранс» вот кидает людей на борьбу с «экотерроризмом». Будто бы больше никаких проблем не существует.
Фидель почесал затылок, с недоумением посматривая то на мерно покачивающего головой отца, то на брата, постоянно размахивающего руками. Такая активная жестикуляция казалась жителю Объединенной Системы несколько странной и неуместной за столом.
- «Альфа-транс»?.. Что это такое?..
- Мультипланетарная коммерческая организация «Alpha Transgalactical». Некогда представляла собой Вторую Администрацию Внешторга ОФС, работавшую в Доминионах. А потом, Внешторга просто-напросто не стало. Нет в нём надобности. Департамент-то существует, на бумагах, только весь его функционал «заморожен». Фиерра находится под контролем оккупационных бригад федеральной армии, более ни с кем в контакт мы не вступали. Не считая Шицарана. Только Шицарана вымерли задолго до того, как появилась первая установка Копперхеда. Потом какие-то предприимчивые господа, используя оставленный практически на произвол технический потенциал и стратегические возможности Второй Администрации, реформировали последнюю в подобие коммерческой корпорации «старого типа». Большинство колоний в Доминионах использует старую, так называемую «рыночную» систему распределения ресурсов. Благодаря технологическому превосходству, эта.. «Организация» - если я не ошибаюсь, первоначально её название было просто «Альфа-1»…
- «Альбатрос-1», если на то пошло. – поправил Ким.
- ..Да нет, «Альбатросом» они стали уже позже, когда наладили переброску продуктов сбыта через собственную Магистраль. Точнее, её миниатюрный аналог. Там всего-то около тридцати точек сброса. И тем не менее, это рабочая система с относительно малым процентом потерь. Для того времени, я имею в виду… Итак, благодаря общему технологическому превосходству и налаженной транспортной системе, она стала безусловным лидером в экономической сфере Доминионов. «Альфатранс», каким он является сегодня – это крупнейший неправительственный концерн, обладающий монопольными правами на выпуск большей части всей продукции, производимой в Доминионах. Кроме того, «Альфатранс» - единственная структура, кроме, конечно, Объединенной Федеративной Системы, использующая собственную систему тоннельных переходов. Фиеррский Ремнант ещё какое-то время использовал наши же установки Копперхеда; у Фиерры собственной технологии создания стабильных «червоточин» небыло, но благодаря хунте Наваки, в последние недели Войны несколько армейских установок в их распоряжение всё-таки попало. Но это уже совсем другая история...
- Да-да, это очень интересно, но мы же, всё-таки, слушали Кима?.. – неуверенно спросила Лора, шустро распаковывая очередной пищевой блок.
- Да, несомненно. Прошу прощения. – кивнул Уинс.
- «Альфатранс»… Не знаю, как где, а у нас от него одни беды. Может быть, и мать была б жива, кабы не они. Как только Концерн появился на Финиксе, сразу начались массовые сокращения… Везде. Я был одним из первых, кого «ушли» из транспортного депо. Ремонтные боты оказались, как это у них зовётся, «эффективнее» наших парней. Дешевле, то есть.
- «Эффективнее»… Здесь ты эту фразу будешь слышать постоянно, братюнь. – хмыкнул Фидель.
- …Позже, стали выгонять даже водителей. Когда я уезжал, из всех наших в депо остался едва ли десяток человек. Включая старика Хабиба. Его, наверное, чисто из-за одной жалости держат, ей-богу. Куда ему ещё идти – в такие-то годы, да с такой «яркой» биографией?.. Хотя, может, за него замдиректора словечко замолвила. Уважает баба старичка. А я… Почти месяц кое-как перекантовывался вообще без работы. Мать уже была больная, но держалась хорошо. Это химия её превратила непонятно во что, а до неё казалось, что это так… Переходящее. Так вот…С Божьей помощью, всё-таки устроился в местную охранку. Платили хорошо - попервах. «Альфатранс» тоже набирал безопасников, времена-то неспокойные. А как сокращения везде пошли, от желающих отбоя не стало. И сразу начали пересменку задерживать, премии у всех тоже полетели. Шерстили всех в подряд, люди вылетали только так. Явился на смену под градусом? – Вали к чертям, и никого не волнует, сколько и по какому поводу ты пил. Датчики алкоголь в крови обнаружили – свободен, без разъяснений. Прогул более получаса – без выяснения причин, свободен. Сдал смену на три минуты раньше – если повезёт, отделаешься строгим выговором и можешь забыть о премии. На первый раз. А то, что задержать могут на три и четыре часа, никого не волнует.
- Три-четыре часа?!..- возмутилась шурина, хлопнув ладошками по гладкой поверхности стола. – это же почти полная смена, как это можно так?! У вас что, нет никаких комиссий по труду?..
- Наверное ,были. А может, и небыло. Я не знаю. Если и были, то все под крылышком того же «Альфатранса». Кто ж против такой махины попрёт?.. Чтобы чего-то добиться от «Альфы»… Это только если сюда, федералам стучать. А стучать федералам-системникам в Доминионах не любят. Да и кому это надо, если «Альфа» и без того хорошо приплачивает тем же местным чиновничкам, чтобы сидели на местах и дальше носа своего ничего не видели.
- Вот уж черти, а!.. – фыркнула Лора. – Такое творится, а у нас сидят, руками водят!
- ...Я держался предельно долго – продолжил Ким - ...Например на месте того парня, как его звали… Жака, который устроился тогда же, когда и я, сменились четыре человека. Это только при мне. Мне приходилось тянуть мать. Лекарства, какое-то время, даже помогали… Хотя, по правде сказать, я и тогда понимал, что вылечить её могут только тут. Но она и слышать не хотела о возвращении.
- Эх, Инесс… Я ведь знал, что ко мне она не вернётся. А ведь я мог бы устроить её здесь задолго до того, как она начала принимать вашу дрянь. – Уинс покачал головой. – Как она вообще согласилась лететь позже, я поражаюсь.
- Её мучили невыносимые боли. И она не хотела оставлять меня одного. У неё небыло иного выбора, и она согласилась лететь сюда. Ч-чёрт… Поздно, слишком поздно до неё дошло…
Ким сжал кулаки, опустив голову.
- Не злись не мать, она была гордой женщиной. Может, гордость её и сгубила, но это… Многого стоит.
- Отец... Ничего в этом мире не стоит дороже жизни. Или я не прав?..
- Не мне решать. Прости.
- Да нет, всё в порядке. Так вот…Меня вышвырнул из охранки когда мать уже лежала, можно сказать, на смертном одре. Последние дни я провёл, не отходя от неё. Она умирала на моих руках. Тогда… Тогда мне уже стало наплевать на всё. На работу, на еду, на сон… Я не знаю, как Бог отвёл от глупостей. Может быть, пойди что чуток не так - я бы сейчас с вами не сидел. Я съехал в запой почти на неделю. Синячил изо дня в день, денег после смерти мамы осталось достаточно много. Ведь так почти всё уходило на лекарства, на врачей… А потом… Потом меня откачали. Буквально в грязи, городской патруль. Обычно эти ублюдки и пальцем не шевельнут, а мне повезло – в патруле шел Олег, хороший знакомый по охранке. Если б не он, может, и скопытился б тогда. Я хорошо помню тот вечер. В одной руке сжимал крестик, в другой - микроконсоль. Я позвонил соседям, узнать о теле матери. Эти… Грёбаные твари из Альфовской коммуналки выбросили её в яму, к остальным. К тем, у кого нет денег, чтобы купить место на кладбище. А потом…
- Потом ты связался с нами… – Задумчиво ответил Фидель, допивая коньяк.
- Да, братишка, связался. Посреди ночи, в холодину… Прибежал в центр связи… Почти все оставшиеся деньги ушли на этот звонок. Тогда уже драли почти втрое больше обычного за сверхсветовые сообщения…
- Я помню твой голос в тот день… Я сразу понял, что случилось. Ч-чёрт!.. И просто не знал, что тебе ответить, это был шок. Просто шок. – кивнул Фидель, потирая лоб.
- Ага. Фид совсем бледный домой пришел, я сначала решила, что он трансшлака наглотался, а потом вдруг вспомнила, ну, про Инесс… Кошмар! Сколько людей вокруг умирает, страшно подумать. – охнула Лора, приобняв мужа. – Я даже не помню, сколько это продолжалось. Фид словно неживой стал, ходил как в бреду, «на автомате». Я очень, очень за него боялась. Ну, слава жизни, обошлось… - после этих слов, по лицу шурины скользнула тень смущения - ..Я имею в виду, с твоим братом, ты не подумай чего такого.
- Я понял. – спокойно ответил Ким. – Мы говорили с Фиделем почти полчаса. Ты тогда клялся, что оформишь моё гражданство в ближайшие дни, но я всё понимал. Может месяц… Может год. Но никак не раньше.
- А почему меня не поставили в известность? – перебил Уинс. Его тяжелый взгляд неестественно-зелёных глаз словно физически вжимал Фиделя в кресло.
- «Не поставили»?.. У тебя ещё язык поворачивается при сыне врать! Я тебе четыре раза говорил, просил, чёрт возьми! Не один, не два, а че-ты-ре!.. – огрызнулся Фиделя, повернув голову.
- О чём ты меня просил? «Предупреждал»? О том, что Ким приезжает?.. Только и всего?.. Может быть, кто-то «забыл» упомянуть, что у Кима проблемы с получением гражданства? А может быть, я ослышался, но кто-то говорил, что всё в полном порядке, что никакой помощи с моей стороны не требуется?.. Кто же из нас врёт, Фи?..
- Что было, того уже не вернуть, отец. – вступился Ким.
- Дело не только в том, что из-за излишней «самостоятельности» братца, тебе так долго пришлось торчать в этой дыре. Какой гражданстат тебе приписан?
- Пятый.
- Пятый?.. – Каменное лицо Уинса едва заметно искривилось, и тот покачал головой. – И тебе самому-то не стыдно теперь брату в лицо смотреть, а, Фид?..
- Отец, меня устраивает то, что есть. Не нужно никого винить. Ничего не нужно. Это моя жизнь, и я с ней разберусь уж как-нибудь. Может оно и к лучшему, что меня дальше не… «протолкнули». Освоюсь пока. А потом, года через два, может быть, три…
- Всё будет в течение полугода. Максимум – год. Сделаю седьмой гражданстат – а там уже всё только от тебя зависит. Заодно и поближе к брату переберёшься, в нормальную камеру.
- Ну… Я не знаю.. Спасибо. – задумчиво протянул Ким. Очень интересный получался разговор – и было совершенно непонятно, кому верить. Брату или отцу, а может, никому, кроме себя?.. Почти тут же, подал голос и Фидель.
- Да, да, слушай ты его больше. «Полугода»! Он о нас забудет уже завтра, вот тебе моё слово!
- Фид, пожалуйста… Может, я продолжу?
- Да-да! Действительно, пусть уже Ким дальше рассказывает! – развела руками Лора.
- А что мне ещё рассказать?.. Последние месяцы на Финиксе крутился, как только мог. Подряжали на самую препаскудную работёнку – и я шел. Потому что выбора небыло. А надо было держаться. Обычно, подряд брали по пять-семь дней, максимум на декаду. Порой платили втрое, вчетверо меньше обещанного – без бумажки-то ты букашка. А по контракту устроится уже никак… И вот наконец-то пришло сообщение от вашей таможенно-миграционной службы. Так-то и так-то, ваша заявка подтверждена, и прочее в том же духе. С собой я взять ничего не мог, потому что за багаж на сайклере дерут просто бешенные суммы. Ну а потом, собственно, всё и так понятно. Перелёт, бессонная ночь, и вот, я здесь. – Ким попытался изобразить на лице улыбку, но вышло достаточно кисло.
- Кошмар! И как вы, люди, там живёте, на этих ваших Финиксах, Фениксах… Кайранах и прочей этой.. Ерунде. Жуть всё-таки, что творится. – не умолкала шурина. Она уже принялась за вторую фляжку коньяка, и порядком окосела.
- Очень жаль, что ты не мог связаться со мной непосредственно. – заметил Уинс – Так или иначе, ты был прав: что случилось, то случилось, а нам нужно думать о будущем. Скажи, у тебя уже есть планы на будущее? Как ты собираешься здесь обустраиваться, чем думаешь заняться? Федеративная Система – это не ваша «земля возможностей», но и тут приходится вертеться, учти это.
- Вертеться… С божьей помощью, провернёмся. Как-нибудь. – Усмехнулся Ким. – А вот насчёт планов… Скажу честно и открыто – я не знаю. Конечно, какие-то идеи есть, но ничего конкретного. Я со здешними порядками да законами не знаком. Как скажут, так и буду жить.
- Но-но! Так быстро скатишься до зитто, я тебе гарантирую. – махнул рукой Фидель, искоса поглядывая на отца. – Оно может показаться, что сейчас надо голову опустить и сопеть в две дырочки, только не выход это, если нормальной жизни хочешь.
- А вот тут ты не прав, Фи. Как раз попервах и надо «голову опустить и сопеть», как ты говоришь. А уже потом, действительно, придется и голову включать. При чём включать часто и серьёзно напрягать мозги. Но об этом мы ещё поговорим. Продолжай, Ким. – перебил сына Уинс.
- Завтра еду в регистрационный центр, устанавливать перманентную гражданскую инсигнию. Там, вроде, целая процедура - так что это занятие на день. А потом, конечно, буду искать куда пристроиться.
- Вообще-то, «пристроить» тебя могут сразу же после установки инсигнии. Только я бы тебе советовал повременить пока с этим. У меня как раз наметилось хорошенькое место, при чём рядом с самыми «верхами» Анклава; в крайнем случае, ничего страшного не случится, если ты поживёшь месяцок на соцобеспечении. Люди годами живут, не работая, и, тем не менее, не становятся зитто. Порой и гражданстата не теряют.
- Нет, ну о чём я тебе говорил, а? Угробить он тебя хочет, чёрт возьми! – вновь подскочил Фидель, но Ким остановил его, подняв руку.
- Фид, пожалуйста…
- А место действительно неплохое, очень неплохое... – продолжил Уинс. – От тебя потребуется, правда, сдержанность, дисциплинированность, пунктуальность, и, прежде всего – смекалка. Есть в региональном управлении Анклава один очень влиятельный человек, Джутта Нарии. Фигура крупная, к нему тянуться ниточки от самого Марса; человек он умный и осторожный, но молодой и несколько самонадеянный. Так уж получилось, что Джутте для каких-то целей понадобился «ассистент». В каком-то смысле. Думаю, не стоит объяснять, что речь идёт не о любом «встречном-поперечном» с улицы, а о человеке, за которого бы могли заручиться в таких же высоких кругах…
- То есть, ты замолвишь словечко обо мне этому… Джутте?.. А как насчёт ответственности? Вдруг что пойдёт не так? Я не хочу подставлять свою семью… Ведь практически, ты выгораживаешь меня перед этим парнем – а я не уверен, что смогу оправдать те надежды, которые на меня возлагаются. – озадаченно пробормотал Ким. Что-то тут не клеилось, должен был быть какой-то подвох… А может, это просто разыгралась паранойя? Что, собственно, и не мудрено в такой-то обстановке.
- Не парь мозги, братишка. Тут ведь всё просто: ему нужен стукач в соседней конторе, с незапятнанной репутацией, так сказать, «свежачок». А тут ты как раз под руку попал, только, как говорится, на твёрдую землю сошел. Он тебя цап к себе! Да, обустроит он тебя, посадит куда надо, а потом так красиво намекнёт, что либо ты стучишь на этого Джутту, либо всё, хана. Отправляйся-ка назад или куда дальше… Дело какое-нибудь подымут, да отправят на какую-нибудь пустотную станцию дальнего зондирования. Был у меня один знакомый, его так и сослали на «Радиолярию». Потому, что не хотел стучать.
- Ой, ой… - сдержанно рассмеялся Уинс, демонстративно прикрывая глаза огромной ладонью. – Честное слово, Фи, ты будто в атомном веке живёшь, или я не знаю, где. Кого «сослали»?.. Куда «сослали»? Ты хоть Кима-то не смущай своими россказнями, а то возьмёт в голову чёрт знает что. Если ты свой шанс в люди выбиться, прости меня, проел да пропил, так пожалуйста, не надо брата за собой тащить. Я не отрицаю, что на место там людей охочих не мало, что работать придётся, а не заднее место протирать, как большинство сейчас протирает. Но шанс такой упускать – очень неразумно. К тому же, времени на размышления у Кима предостаточно. Можно всё хорошо взвесить, обдумать, и только после этого принять однозначное решение.
- Да?.. И сколько же у меня времени?..
- Декады две. Кстати, на этих выходных, может быть, познакомлю тебя с Нарии. Поговорите, узнаете друг друга. Всё-таки лучше, если знакомство с начальством проходит первый раз в нерабочей обстановке.
- Да уж, с этим трудно поспорить. – покачал головой Ким. – Ты прав, мне… Нужно время, только и всего. Я не буду торопиться с трудоустройством, благо что у вас от голода не умрёшь, да и из камеры тоже, наверное, не выкинут на улицу.
- Не выкинут.
- Помяни моё слово, добром это не кончится. – пробурчал Фидель – Наплёл он тебе сладеньких речей, а ты и рад уши развесить. Может, у вас в Доминионах люди честнее будут, а здесь каждый третий – та ещё… Крыса.
- Везде всё так устроено. Но мне кажется, что я умею разбираться в людях, Фид. – спокойно ответил Ким, задумчиво разглядывая остатки пищпакетов, разбросанные на столе и по полу.
- Так или иначе, я ведь никого ни к чему не обязываю. Это просто предложение. Только от тебя зависит, принимать его или отвергнуть. Сейчас, главное не делать поспешных выводов.
Вновь за столом воцарилась неприятная тишина. Хмурый Фидель бросал косые взгляды в сторону беспристрастного номинала отца, Ким, опустив голову, барабанил пальцами по гладкой поверхности столика, а Лора, давно потерявшая нить разговора, прижалась к плечу мужа в сладкой полудрёме. Она предпочла просто игнорировать словесные перепалки – может оно и к лучшему, ведь бедная женщина тяжело воспринимала семейные дрязги.
- Как незаметно время летит! – в конце концов развёл руками Уинс, оглядев в последний раз собравшихся. – К сожалению, мне пора вас покинуть. Всем желаю приятно провести вечер . А ты, Ким, всё-таки серьёзно обдумай всё, что я тебе сказал. Фидель хороший парень, но его предвзятость и недоверие к людям его губит. Не повторяй чужих ошибок, Ким.
С этими словами, фигура отца растворилась в воздухе. Это произошло без каких-то красочных эффектов или плавных переходов в «дымку» – просто изображение пропало, будто его никогда и небыло. Фидель насмешливо кивнул ему вслед, откладывая фляжку со спиртным.
- Ну вот, и думай теперь, что хочешь.
- Ну, я не знаю, Фид. Мне… Действительно нужно время. Не в обиду тебе, или Лори, но понимаешь… Я ещё не до конца разобрался, кто есть кто. Кому верить можно, кому нельзя. Он – мой отец, ты – мой брат. Поверь, мне чертовски сложно выбирать между вами. Мне нужно время.
- Да ладно, братишка, не надо этим себе голову сейчас забивать. Может, в чём-то он был прав – одна-две недели роли не играют. Может быть… Ты посидишь с нами ещё часок-другой?..
- Конечно, Фид. Только, пожалуйста… Не нужно больше этих воспоминаний. Не нужно больше… Воспоминаний.
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.05.2012, 21:28   #4
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Глава 3: Такой, как они.

Вторая условная «ночь» в новом мире прошла для Кима почти безболезненно. Ознакомившись с функционалом транзитной инсигнии, ему не составило труда снять вновь накатившую головную боль и тошноту, но сознания не покидали мысли об отце и брате. Ким вновь и вновь прокручивал в голове вечерний разговор, склоняясь то к одной, то к другой точке зрения. Он несколько раз пытался набросать план действий на ближайшие две декады, отталкиваясь как от предложения Уинса, так и от слов брата, но постоянно натыкался в своих размышлениях на оставленные открытыми вопросы, на неопределённость взглядов, на недоговорки. Складывалось ощущение какой-то недосказанности всего диалога, будто бы от Кима преднамеренно укрыли какие-то предельно важные детали, едва ли набросав основную тему для размышлений. И самым обидным было то, что самые близкие люди почти не скрывали своего безразличия к его личному мнению; Уинса больше интересовала возможность пристроить сына к влиятельному чинуше (если Фидель был прав – ради получения «горяченькой» информации о деятельности параллельного ведомства из первых рук, хотя Ким не исключал и другие варианты), а братец… Могло показаться, что он просто нашел удобный момент чтобы вылить на отца всё наболевшее. Но даже несмотря на то, что Фидель люто ненавидел Уинса, такая мотивация была слишком слабо обоснованной. Настоящее ребячество. Нет, здесь было что-то ещё. Брат старался выглядеть простоватым, недальновидным человечком без «задних мыслей», но и Ким не был типичным «дурачком из провинции». Он неплохо разбирался в людях, и поведение Фиделя его настораживало. Чего стоит только последний спор с отцом касательно трудоустройства, когда оба были готовы разве что не накинуться друг на друга, словно бойцовые итрены. Фид ещё долго уговаривал брата найти работу как можно скорее даже после того, как Уинс оставил их наедине. Но в его маленьких, бегающих глазках не было и капли сочувствия – был лишь немой приказ. Желание «надавить», хорошо скрываемое, но теплящееся в глубине души. Нет, не такого отношения ждал Ким, покидая Финикс. Одна лишь шурина относилась к нему с пониманием и настоящим, искренним уважением. Может это просто хорошее воспитание, может «по доброте душевной». Фиделю очень повезло с такой покладистой и скромной женой; судя по тому, что Ким уже успел увидеть, такие люди в ОФС встречались редко.
А вот родня стала разочаровывать с первых же дней. Мало того, что между братом и отцом разгоралась яростная грызня при каждой встрече, так теперь выяснилось, что к Киму они тоже тёплых чувств не питают. Для Уинса он был едва ли простой фигурой, благодаря которой стало возможно сделать очередной шаг по карьерной лестнице, Фидель пытался темнить, но и у него наверняка были свои планы по тому, как задействовать братишку-провинциала с пользой для себя. Хотя… Может быть, это лишь первое впечатление. Просто действительность не соответствовала ожиданиям, такое в жизни случается часто. Ким и сам понимал, что, скорее всего, просто-напросто слишком сгущает краски - но тяжелые мысли всё равно не давали ему покоя. Прошло два или три часа – в почти кромешной темноте жилой камеры время, казалось, и вовсе застыло на месте. Изредка Ким вставал со спальной ячейки, и стены словно оживали, наливаясь ровным красноватым свечением, которое «выходило» из них, как лёгкая дымка или пар. Сделав несколько кругов по полупустой комнате, на полу которой беспорядочно лежали сброшенные вещи, он вновь ложился на полку, безуспешно пытаясь выбросить из головы все тяжбы ушедшего дня. В конечном счёте, Ким устал бороться с собой, решив вновь воспользоваться услугами инсигнии. Как только запрос был получен, система почти моментально отправила беднягу в глубокий сон, который продолжался до самого утра.

Сознание вернулось резко – будто кто-то щёлкнул переключателем. В какой-то степени, это и был переключатель, только биологический. Как и следовало ожидать, тут же вспыхнул в голове знакомый голос
- Местное время – 8 часов ровно. Доброе Утро, гражданин.
Ким привстал, потирая колени и оглядываясь по сторонам. Ощущение было непривычное – сонливость как рукой сняло, будто и не спал он вовсе.
- Продолжительность сна – 7 часов 19 минут. Проводится диагностика состояния здоровья…
Хотелось есть. Ким пытался вспомнить, что ещё оставалось в холодильном шкафе со вчерашнего дня, кроме протеиновых «батончиков».
- Все показатели жизнедеятельности соответствуют нормам….
- Так, это… Надо еды заказать. – перебил он навязчивую электронную говорилку.
- Стандартный пищевой пакет был доставлен по утверждённому расписанию.
- Это как?.. Когда?.. – не одеваясь, Ким поплёлся к холодильнику, где с удивлением обнаружил новёхонькие упаковки с пайками. Правда, термосы остались на месте – ровно как и недоеденные батончики.
- Доставка пищевых пакетов осуществляется ежедневно. В коммунальных блоках Анклава ОФС действует разветвлённая система бытовых лифтов. – пояснил спокойный женский голос.
- Что ж, по крайней мере, теперь не придётся ходить по магазинам или вызывать службу доставки. – Усмехнулся Ким, выгребая из камеры продукты. Несколько батончиков он бросил на спальную полку, чтобы лишний раз не подниматься.
Завтрак прошел довольно быстро. Хотя после лориных пайков со «стимуляторами» «Прометей» уже не казался вершиной кулинарного искусства, в сытности он не терял. Разделавшись с двумя упаковками и закусив «Магеко», Ким в приподнятом расположении духа (Трудно сказать, было ли это следствием плотного завтрака, или же инсигния принялась за «коррекцию» эмоционального состояния; система надзора грозилась применить её с прошлого вечера) залез в душевую кабинку. Оказалось, что здесь существовало не меньше сотни наборов «стерилизационных смесей» на все случаи жизни: от простеньких «санитарных», до экзотических «рекреационных» - последние, как следовало из краткого описания, были предназначены для «поддержания организма в тонусе и специализированных оздоровительных процедур». Несколько раз пролистав список, Ким остановился на «Саванне-03А» - лёгком, пятнадцатиминутном «процедурном» варианте утреннего душа с ароматизаторами. Тихое журчание сопровождало хлынувшие с потолка и стен потоки благоухающей смеси, жгучими волнами растекавшейся по телу. Кожа горела, словно её растирали спиртом, кровь приливала к сосудам. Первое время это было даже неприятно – но уже спустя минуту жжение прошло, уступив место ласковому теплу, разливавшемуся по суставам.
После купания Ким в одном полотенце плюхнулся назад в спальную ячейку. Всё-таки, у новой жизни есть свои плюсы. На самом деле, их было гораздо больше, чем у выживания в условиях грязной колониальной дыры. Если бы только ещё родня так не подкачала… Вновь всплыл в памяти напряженный диалог за столиком. Мертвенно-бледное лицо Фиделя… Зелёные, с ледяным блеском глаза отца... Предстоящий выбор. Нет, сейчас надо было отвлечься, сконцентрировать внимания на конкретных действиях и решениях.
- Что-то там у нас сегодня намечалось… - не успел пробормотать Ким, как ему ответила вездесущая система надзора
- К вашим услугам предоставляется автоматический планировщик федеральной службы информационной поддержки. Планировщик позволяет максимально эффективно составить расписание введённых директив, экономя ваше личное время и время ваших близких.
- Да ну тебя! Мы и сами… С усами. Мне всего-то надо сегодня съездить в этот ваш, мм..
- Регистрационный центр Таможенно-Иммиграционной Службы ОФС. – подсказал услужливый голос.
- Ну вот, «много» делов-то. Часика через два, думаю, буду выходить.
- Служба информационной поддержки настоятельно рекомендует назначить процедуру регистрации гражданства на отрезке от 13:20 до 16:50 по местному времени. Так же регистрация будет доступна с 19:20…
- Ну хорошо, хорошо, назначай на пол третьего – отмахнулся Ким, потягиваясь на полке.
- Ваш запрос принят. Мы убедительно просим вас не опаздывать. Желаете загрузить ИМС-модель маршрутного процесса?
- Да валяй…
Что такое «ИМС модель», Ким спросить не удосужился. Голова была занята другим.
- И да, ч-чёрт… Вруби-ка телекран. На чём мы там остановились, из записей матчей Боксёрской Ассоциации Сиэмбиена?
- Поединок «Алекс Брукс – Николай Гиоргадзе». Четвёртая минута.
- Ага. Давай, включай.
На какое-то время, телекран помог Киму отвлечься от нерадостных размышлений. Один за другим он просматривал пропущенные матчи, вспоминая годы юности, проведённые на Финиксе. Как оказалось, многие значительные события в мире бокса прошли мимо него, например, становление Пак Гон Хёна как мирового чемпиона в тяжелом весе – в былые годы он слыл заурядным бойцом, как и вовсе безызвестный Мигель Гонсалес, ныне возглавлявший рейтинг наиболее перспективных боксёров в четырёх категориях. А вот бывшие фавориты не радовали: человек-легенда Громыко ушел из спорта, оставив нескладного наследника, даже не приблизившегося к титулам отца, Алехандро Лопеса «выбили» из полутяжа, сильно сдал позиции Марк Хейкинен, некогда прославившийся рекордным количеством встреч, законченных нокаутом соперника. Из «старой гвардии» держались только Джон Брэдли, который ныне представлял на ринге госкорпорацию «Arbeit MacroCon», уже немолодой Константин Власенко, вот-вот собиравшийся отправится на покой, да братья Уилсоны. Последние оставались единственными, кто практически не изменился за эти годы; Тейлор сохранял имидж «живчика», улыбчивого паренька «с улиц», некогда, как и сам Ким, вернувшегося в ОФС из Доминиона чтобы начать новую жизнь, а Дэвид продолжал радовать фанатов неповторимой техникой боя. Конечно, годы брали своё, но эффект был не столь заметен в сравнении с другими «звёздами ринга» прошлых десятилетий.
Так прошло полтора часа. Азарт начала постепенно вымещать сонливость, и Ким всё чаще ловил себя на том, что теряет суть происходящего на экране. Дурные мысли в голову почти не лезли, но начинала одолевать скука – что, в общем-то, было закономерно после двух дней лежания на полке.
- Пора-б уже и ноги размять… - потягиваясь, пробормотал он себе под нос. Телекран тут же погас, растворяясь в тусклой зеркальной поверхности стены.
Комбинезон-уник и изоплёнка лежали на полу, притоптанные тяжелыми сапогами. Особой аккуратностью или бережностью к вещам Ким никогда не отличался; недолго думая, он подобрал комплект одежды и, скомкав, бросил в шкаф к мятому транзитнику. Всё равно ещё шесть чистеньких комплектов осталось. Вот наберётся куча грязного белья, можно будет и в прачечную – или что у них тут – отнести…
Шустро одевшись в новёхонький уник, Ким напихал батончиков в карманы (обедать, наверное, будет некогда?..) и шмыгнул в коридор. Система оповещения тут же напомнила о блокировке жилой камеры во время отсутствия хозяина.
- Да спасибо, спасибо, скажи лучше, как дойти до станции.
В ночь прибытия, Фидель проводил брата от платформы маглева до квартиры, но путь был достаточно длинным и уже успел затереться в памяти.
- ИМС-модель маршрутного процесса уже была загружена в поток менталскриптинга. – бесстрастно сообщил женский голос.
- «ИМС-модель»?
Кажется, о ней уже упоминали после назначения процедуры регистрации…
- Внедрение ИМС-моделей в активные процессы менталскриптинга предоставляет пользователю возможность использовать синтезированные поведенческие конструкции в рамках поставленной задачи.
- А проще говоря?..
- Маршрутный процесс внедрён в ваш поток менталскриптинга. Выбор правильного пути будет осуществляться вами интуитивно, на подсознательном уровне.
- Да, блин, опять ваши игры с «ложной памятью»? Я же просил, чёрт возьми! – недовольно буркнул Ким, осматриваясь по сторонам. Пока ещё постоянные «разговоры с собой» он воспринимал как нечто ненормальное, и скорее в силу привычки старался вести диалог со службой поддержки как можно тише и в безлюдных местах.
- Вы приняли решение о загрузки модели самостоятельно.
Выдержав непродолжительную паузу, система добавила
- ИМС-модель не является постоянным нейроконструктом. По завершению поставленной задачи, конструкт дестабилизируется.
- А я, по-вашему, разбираюсь в этих чёртовых аббревиатурах?!.
- Служба информационной поддержки предоставила вашему сведению возможность установки специальных языковых модулей. Вы зарегистрировали отказ.
- О, Господи! Всё, проехали…
Создавалось впечатление, что система надзора старалась вмешаться в сознание под любым доступным предлогом. С другой стороны, Ким и сам совершил довольно глупую ошибку, позволив ей копаться в своей голове «по усмотрению». Впредь, стоило внимательнее относиться к разного рода «советам» надоедливого искина. Хотя, может, эта параноидальная идея со временем пройдёт; Фидель, например, постоянно подгружал через инсигнию различные «корректоры сознания» и «нейроконструкты», но ничего страшного с ним доселе не случилось. Пользы от них немало, а уж если кто сверху и решит порыться в мозгах, то разрешения спрашивать всё равно не будут.
Тёмные зеркальные коридоры вели вниз, к основанию колоссального жилого массива. Ким действительно не задумывался куда нужно идти – дороги он не помнил, но просто «знал» где надо свернуть, а где идти прямо. Странное и не слишком приятное ощущение, будто разум, а с ним и тело, на время становятся марионетками, ведомыми в темноту безликим кукольником. Ко всему этому ещё предстоит привыкнуть…
Людей в коридорах было даже меньше, чем вчера. На протяжении всего пути встретилось два или три человека, да и те куда-то очень спешили: один из прохожих чуть не сбил Кима с ног. Зато было много синтов. На нижних ярусах бегали целые стайки крохотных «крабиков», судя по всему, работавших с системой освещения комплекса. По крайней мере, такой вывод можно было сделать исходя из частых перепадов яркости в свечении стен, по которым эти «крабики» бегали. Иногда они проникали через твёрдую зеркальную поверхность, словно через масло, внутрь переборки. Конечно, перепады яркости могли быт и простым совпадением. Кроме стаек, в тоннелях встречались и знакомые «панцири», правда несколько другой конструкции – больше и шустрее, с едва заметными, тонкими-претонкими «усиками» метра на полтора-два, которыми они шарили, проникая под поверхность пола и стен так же легко, как это делали стаи крошечных крабов. Ким старался обходить стороной всю эту «псевдо-живность», но синты и сами разбегались в стороны, как только к ним приближался человек. Интересно, если они способны легко проходить сквозь твёрдые перегородки, то, наверное, такая штука может залезать и в человека?.. Лучше об этом не думать…
Станция магнитных поездов располагалась внутри коммунального блока, на самых нижних ярусах. Она была значительно меньше, чем депо в транзитном терминале, всего на пять платформ, две из которых были грузовыми. Над платформой висел рекламный световой конструкт, где очередная химера («Да сколько можно?!» - в сердцах выругался Ким) обращалась к гражданам принять участие в каком-то референдуме по поводу модернизации транспортной системы Анклава. «Референдумы» в ОФС проводились по каждому более или менее значительному вопросу и, теоретически, являлись инструментом «народовластия», позволявшим общественности влиять на решения государственных структур. На деле, эффективность этого мероприятия была сомнительной; голосование осуществлялось через гражданскую инсигнию, а результаты подсчитывались якобы беспристрастными электронными аналитическими системами. Согласно итогам голосования, местные или федеральные органы власти могли принять или отменить законопроект, вынесенный на референдум. Однако никто не мог гарантировать, что предоставленные данные соответствуют действительности. Благодаря искинам, контролирующим практически всю сферу деятельности каждого человека в отдельности и общества в целом, правительство могло внушать населению что угодно, не опасаясь за последствия. Теоретически, существовали и представители «свободных» СМИ, и движения активистов, якобы не согласных с проводимым в Системе политическим курсом, но их самостоятельность тоже можно было поставить под вопрос.
Ким медленно расхаживал вдоль дебаркадера, похожего на огромный, стерильный стеллаж для инструментов. За пятнадцать минут на станции уже сменились два маглева; инсигния негласно подсказывала, что садиться надо на следующий состав. Какая-то тяжелая, давящая тишина стояла в этих помещениях… Хотя, если прислушаться, был ещё едва различимый монотонный гул, идущий из-под поверхности - такой же, как на транзитной станции масс-драйвера. Интересно, что там внизу? На какую глубину уходят эти титанические сооружения?..
Размышления прервал шум прибывшего магнитного поезда. Он был значительно меньше того, на котором братья добирались до Анклава, и предназначался для маршрутов внутреннего следования. Дверцы бесшумно разъехались в стороны, выпустив тёплый, спёртый воздух, и Ким шагнул внутрь. Этот вагон освещался значительно лучше, но окон или обзорных экранов в нём тоже не было. Единственный пассажир мерно дремал в задних рядах кресел.
- Сколько времени займёт поездка?.. – поинтересовался Ким, присаживаясь в кресло; кокон тут же вморфировал в себя тело, аккуратно защёлкивая держатели.
-До станции AAC-31 состав следует 14 минут – с готовностью откликнулась служба информационной поддержки.
- Ну тогда… Ладно, посидим, подождём…

Поездка была недолгая, но всё равно успела утомить. Маглев дважды останавливался, сначала – чтобы выпустить «сонного» мужичка, затем – подобрав грузную даму, тащившую с собой гору ручной клади. Хотя её лицо почти полностью закрывало подобие тёплого шарфика и фонирующие очки, оно всё равно казалось на удивление мерзким и непропорциональным. С таким-то сурлом, не грех было и пройти биокоррекцию – подумал Ким, опуская глаза. Хорошо, что выходить скоро – от женщины, или по крайней мере, её сумок, ко всему прочему несло зловонием.
«Станция ААС-31» была широким холлом с двумя пассажирскими платформами, над которым парили синтетические «медузы», то исчезая во тьме высоченных потолков (если тут вообще были потолки), то спускаясь к перрону. От других станцией её отличало мягкое синеватое освещение, контрастировавшее с тускло-красной подсветкой комблоков, и стилизованный под архаичные мраморные плитки пол, украшенный световой сигнатурой Системы.
- Внимание. Вы переходите в сектор с усиленной безопасностью класса 21D-8 . Система локального надзора и оповещения ОФС настоятельно рекомендует воздержаться от противоправных действий на территории объекта.
Голос на этот раз был твёрже и холоднее обычного, будто бы пытаясь подчеркнуть серьёзность ситуации. Ким осмотрелся – ни одного намёка на вооруженную охрану или какие-то системы безопасности не было в помине. Странные здесь порядки…
Коридоры комплекса были значительно шире, чем в коммунальных блоках, а по стенкам вилась азерумная растительность. Значительно реже попадались световые маркеры, мерцающая тусклая дымка сиреневых оттенков. В сравнении с длиннющими, постоянно петлявшими переходами жилого массива, здешние тоннели были довольно короткими, и уже после второй развилки «поведенческий конструкт» вывел Кима к подъёмным платформам. «К административным корпусам» - гласила световая сигнатура над массивной установкой, периодически вспыхивая, чтобы отобразить новую надпись: «Зона повышенного контроля. Саботаж деятельности объекта является федеральным преступлением». Зная драконовские законы ОФС, можно было без труда предположить, что как «саботаж» здесь могли представить и вполне невинные действия. Наверное…
Едва успел Ким взойти в кабинку магнитного лифта, как полупрозрачные дверцы герметично захлопнулись, и она с чудовищной скоростью взмыла вверх. Почти моментально аппарат пролетел с десяток этажей, после чего поднимался уже по замкнутой «трубе» с матовой поверхностью. Непонятно, как кабинка сама могла определять, на какой ярус ей подниматься – может, считывала «маршрутный процесс» через инсигнию по терминалам системы надзора. Может, всё было куда проще – у лифта было только два пункта отправки. Так или иначе, эта повсеместная автоматизация начинала немного раздражать; перемещение по Анклаву напоминало беготню подопытного животного в лабиринте, где по воле экспериментатора открывались и закрывались дверцы.
Подъёма занял больше минуты. Учитывая, с какой скоростью двигался подъёмник, было трудно даже вообразить, на какой высоте располагались эти этажи чудовищного сооружения. Что находилось между транспортной станцией и административными корпусами, тоже оставалось загадкой. Наконец, платформа остановилась, и в кабину брызнул ослепительно-яркий дневной свет; глаза, привыкшие к полутьме, невольно заслезились.
Административный корпус разительно отличался от всего, виденного Кимом ранее. Высокие потолки, широкие залы, выстланные штерновыми «коврами», пёстрые азерумные пальмы у кабинетов. Некоторые помещения были украшены могучими статуями каких-то деятелей древности, имитирующими гранитную отделку. Но самое главное - было очень много света. Ласковые алые лучи звезды, только-только начавшей движение к горизонту, заливали коридоры и холлы, пробиваясь через композитную плёнку гигантских окон. На Финиксе нечто подобное было разве что в центральном отделении «Альфатранс-банка».
В корпусе было довольно много, по меркам Анклава, посетителей. Одетые в светлые халаты, консервативные пиджаки или модифицированные уники, они неспешно прохаживались по комплексу, вели беседы и отдыхали за столиками. Никакой суеты, свойственной комблокам… Правда, взгляд этих людей был неприятным. Холодный и презрительный, похожий на взгляд Уинса, но с чертами почти нескрываемого отвращения – даже друг к другу. Взгляд, полный лицемерия и заносчивости, вперемешку с отрицанием понятия чужого достоинства. Словно глаза злого ребёнка, только скованные какой-то внутренней силой, сковывающей агрессивную натуру. Такие люди, как правило, ведут диалог только с позиции собственного превосходства, и глухи к чужому мнению – если только это не мнение вышестоящего служебного состава. Хотелось бы верить, что Нарии, тот чиновник, о котором рассказывал отец, не входил в число подобных личностей.
Над холлом, передняя стена которого замещалась прозрачной композитной плёнкой, сиял световой постер госкорпорации Arbeit MacroCon, приглашавший состоятельных работников управленческих структур переселяться в планетарную Аркологию – комплекс «загородных» участков, имитирующих климат Сиэмбиена. Очень приятная картина – уютные особняки на берегу огромного озера с кристально-чистой водой, самые настоящие пляжи с белым песочком, азерумные «джунгли» вокруг усадеб, и чистое, голубое небо. Такое небо бывает только на Сиэмбиене или, в крайнем случае, на Марсе. Над Аркологией же была выстроена сеть крупных куполов, внутренняя поверхность которых и проецировала чудесный лазурный небосвод. «Живите и работайте в раю» - гласил слоган стереоизображения; завороженно рассматривая всплывающие образы, Ким начинал понимать отца, столь одержимого идеей вырваться из Анклава в такой «особнячок». И почему-то особенно цинично на фоне всего этого великолепия взмывали за пленочной переборкой многокилометровые «шпили» технических массивов, чёрные бесформенные глыбы, в чреве которых мерцали редкие огоньки. Что там могло размещаться? В один такой монолит можно было, наверное, заселить весь Анклав четыре раза…
Засмотревшись на стереоролик, Ким не заметил, как к нему подошла смуглая девушка в короткой юбке и курточке.
- Здравствуйте, господин Келли. Вы здесь по поводу регистрации гражданства? – обратилась она спокойным тихим голосом, что, тем не менее, заставило Кима вздрогнуть.
- Аа-а?.. Ну да, да, конечно. У меня запись… - немного опешив, пробормотал он.
- Приношу извинения, но мы ожидали вас несколько позже.
- Так ведь... Я записывался на половину третьего.
- Ничего страшного. Мы рады представить вашему вниманию услуги комнаты отдыха, в которой вы можете с пользой для себя провести время ожидания процедуры. Если вы согласны, пожалуйста, проследуйте за мной.
Ким молча качнул головой. Девушка, несмотря на маленький рост, была очень обаятельной и грациозной, а облегающий костюмчик, напоминавший униформу стюардесс на Финиксе, придавал её стати какой-то особый шарм. Сперва могло показаться, что она ходит босой, но если присмотреться внимательнее, становились заметны полупрозрачные, очень тонкие сандалетки на ремешках, прикрывавшие стопу. Короткие волосы едва прикрывали тонкую шею, через которую кристальным ободком была перекинута композитная цепочка с кулоном.
- Вот… А вас как зовут, девушка?..
Она, не останавливаясь, повернула голову – на лице было лёгкое смущение.
- Простите?..
Ким понял это по глазам. Неестественно чистые, без «сеточки» сосудов по краям, с сияющими янтарными радужками зрачков…
- Так вы не человек?
- Боюсь, что нет. Объект является обслуживающим синтетом класса «Афина» - улыбнулось существо – Для удобства общения вы можете называть меня тем именем, которое, на ваш взгляд, более привлекательно.
Она почти не отличалась от живого человека. Кожа, волосы, суставы, крохотные трещинки на пухлых губках… Как это могло быть машиной? «Синтетом»… На Финиксе тоже были роботы-андроиды, которые имитировали человеческую фигуру, но отличить их от живого организма было легко; а эта девушка была как самый обычный, живой человек, только с необычными глазами. Но ведь и немало людей сейчас пользовались глазными имплантами или нанокорректорами, хотя бы тот же Уинс.
- Хм, буду звать тебя Энни. – ответил Ким. Он и сам не заметил, как перешел на «ты»; обращаться к машине на «вы» не допускалось на подсознательном уровне. – А как к тебе здесь обычно обращаются?
- Обычно обращаются «Эй, тварь» или «Иди сюда» - рассмеялась синтет, бросив косой взгляд в сторону людей в халатах.
- Не любят они вас, да?
- Любят. Просто у них правильное отношение к нам – согласно статусу. Вы ведь только второй день здесь? Когда вы немного освоитесь в нашем обществе, вы поймёте.
Всё-таки, местная техника считывала информацию по инсигнии. Теперь это становилось очевидным – как иначе Энни могла знать о времени пребывания Кима в Анклаве?..
- «Правильное»?.. Нет, не понимаю.
Девушка пожала плечами
- Мне будет трудно объяснить вам это сейчас. Понимаете, для нас не существует тех понятий, которыми оперируете вы, люди. Вы считаете подобное обращение оскорблением, верно?
- Ну?..
- Для нас не существует такого определения. Каждый из нас осознаёт свой статус и своё место внутри Системы. У них – тоже есть статус, хотя они не осознают его или осознают не в полной мере. И для всех предопределена роль. Отношения, которые выстраиваются между нами, правильны, так как предопределены законами Системы.
- Так, стоп, а ты можешь объяснять конкретнее? Это всё похоже на проповедь телевангелиста.
Энни вновь усмехнулась, покачав головой
- Я ведь говорила, что это трудно объяснить. Трудно объяснить человеку. И совсем трудно объяснить человеку, так мало соприкасавшемуся с Системой.
- Ладно. Я понял, что лезу не в своё дело – махнул рукой Ким. Синтет склонила голову набок, сощурившись.
- А вы интересный человек. Вы мыслите не так, как они. Задаёте вопросы, пытаетесь понять, осознать. Система ещё не видит вас, но вы, определённо, заслуживаете внимания…
- По-моему, мы уже пришли?
Существо поклонилось
- Не могу вас больше задерживать, господин Келли. Мы надеемся, что вы с удовольствием проведёте время в нашей комнате отдыха. До свидания.
- И что это было?.. – мысленно спросил себя Ким, глядя вслед удалявшейся «Энни». Довольно необычное поведение для машины, да и что бы этот бред мог означать? Набор многозначительных и запутанных фраз, свойственный шизофреникам. Но техника не способна страдать шизофренией.
- Время…
- Местное время – 13 часов 47 минут. – тут же откликнулась служба информационной поддержки.
До приёма оставалось больше 50 минут.

Комната отдыха была небольшим уютным помещением, уставленной морфируемой мебелью и полупрозрачными столиками из стеклообразного материала. Её стены были украшены световыми полотнами каких-то древних художников и лианами азерумного плюща, переливающегося рубиновыми огоньками. Через плёночные заграждения открывалась захватывающая дух панорама Анклава, четко выделявшегося над бескрайними полями промышленных секторов, уходивших за горизонт. На композитной мембране переборки сверкала объёмная сигнатура ОФС, медленно вращая кольцами. Ким не мог блеснуть широкими познаниями в геральдике, но этот символ всегда вызывал у него недоумение; очень трудно было догадаться, какой смысл мог нести острый угол в форме отраженной буквы «L», заключенный в двойное вращающееся кольцо. На Финиксе, национальным символом служил сокол с пучком стрел, вымершее летающее животное на скошенном бело-красном щите. Смысл такого герба был достаточно понятен, чего нельзя сказать о системной сигнатуре. Из-за огромного количества домыслов и отсутствия официальной истории возникновения федеральной эмблемы, в народе этот косой угол порой называли «энигма федералис» или просто «косяк».
Кроме Кима, в зале сидела за столиком молодая девушка в модифицированном унике, мирно потягивавшая из автофляжки пахучий кофе. Рядом с ней умостилось маленькое остроухое существо на четырёх лапах, похожее на описание «собаки», зверя из рассказов матери о былой жизни. Не обращая никакого внимания на нового посетителя, девушка машинально трепала животному шерстку, но её задумчивый взгляд был устремлён куда-то вдаль, к алеющему небу над чёрными пирамидами.
- Разрешите, я присяду? – подошел Ким, пытаясь уловить её настроение.
- Ага. – спокойно, даже не повернув головы, ответила незнакомка. Её «любимец» при ближайшем рассмотрении тоже оказался синтетом; сквозь шерсть можно было отчётливо увидеть выгравированный серийный номер и федеральную сигнатуру, а в чёрных как смоль глазницах вместо зрачков горели красные многогранники всеракурсных анализаторов.
- Ты не местный, да? Регистрироваться пришел?
- Э-ээ… Ну да, а что? Сильно заметно, что не местный? – удивился Ким.
- Не сильно, но заметно. Да ты не переживай, здесь текучка кадров – дело привычное. Я сама здесь только со вчерашнего вечера.
- А я - третий день…
Девушка была высокая, спортивного телосложения, с короткими, светлыми волосами. Образ «бой-бабы» дополняла маленькая, почти не выделяющаяся грудь и жилистые руки с длинными, тонкими пальцами. Без сомнений, она перенесла не одну биомодификацию, а это уже свидетельствовало о статусе посетительницы.
- Только взглядом меня сверлить не надо, хорошо? Кстати, меня Алисой зовут.
- Всё, понял. Ким, рад познакомится.
С этими словами, они пожали друг другу руки.
- Ага. Хочешь кофе, или, я не знаю, чая, тейлера?..
- Да не отказался бы…
- Так чего тебе?
- Пусть будет кофе.
- Жди, сейчас всё принесут – щёлкнула пальцами Алиса. Интересная у неё была манера разговора – короткие фразы, частая смена темы, будто она одновременно вела беседу с десятком человек. «Собака» при этом забралась девушке на колени, и казалось, всё время внимательно прислушивалась к беседе.
- Ты вообще не из Системы, да? Дай угадаю: Тикондерога, Новая Вольта или Циньхай-3?
- Да нет, поближе – из Финикса.
- Никогда не слышала о таком. Хотя для меня особой разницы нет; практически все Доминионы – ну, за очень редким исключением – грязны и убоги. Мне в детстве довелось на них поглядеть, и я очень сомневаюсь, что там с тех пор стало лучше.
- Не знаю. На Финиксе-то жить тяжело, да в соседних городах вообще полный… Атас. Еды на всех мало, воды мало, люди мрут на улицах. Но те, кто ещё держится, пытается выжить – они уже свыклись. Говорят, что в первые дни было ещё хуже. Но ведь выстояли как-то!
Ким не считал себя патриотом. Это слово давно утратило свой первоначальный смысл, и в эти времена им пользовались для обозначения радикальных националистов. На Финиксе, банды «патриотов» устраивали рейды на кварталы «иноземцев», жгли продуктовые конвои, следовавшие в соседние города-страны, похищали и зверски истязали незадачливых туристов, которым не посчастливилось оказаться «не в то время не в том месте». И всё-таки, поливание грязью родного селения слегка раздражало. А ещё больше раздражало понимание того, что всё сказанное – правда. Финикс и был «грязной и убогой» дырой, пускай Кими провёл в ней практически всю сознательную жизнь.
Алиса улыбнулась, как-бы между делом почёсывая своего синтета за ушком. Существо на ласки реагировало ровным счётом никак.
- Я думала в тебе сейчас «национальная гордость» взыграет,.. – девушка издала сдавленный смешок - …но ты, смотрю, на эту удочку не клюнул. Значит, тебе здесь будет полегче, чем вашим «фашистам» - таких быстро ломают; раз-два, и глядишь, уже зитто. У нас любят порядок. И «толерантность». Ага.. Правда, тут ещё от самоуправления Анклава зависит, в какой степени.
В зал вошла официантка-синт с подносом, похожая на Энни, но с длинной чёлкой, и ни говоря ни слова, поставила на столик автоматически подогреваемую фляжку с кофе. Алиса махнула рукой, и прислуга, откланявшись, поспешила удалиться.
- Вот, держи свой кофе.
- А.. Спасибо. – Ким откупорил пакет с логотипом «Маттеуша», осторожно хлебнув пару глотков. Терпкая субстанция приятно обжигала губы; уж в чём – в чём, а в пищепроме здесь знали толк.
- Сама здесь как оказалась? Я так понял, ты из Федеративной Системы, только другого Анклава?
- Ой, это долгая история. Да, гражданка ОФС, кстати, с допуском в КЗШ. Родом с Марса, вот ты прикинь.
Ким чуть не подавился. В это трудно было поверить. Да с кем же он разговаривает сейчас? Какой у неё гражданстат – двадцатый, тридцатый?..
Девушка, похоже, всё прочитала по его лицу
- Да не бери в голову. Я сама по себе никто, без родителей.
- Но, чёрт возьми, с Марса?!-! Что же ты забыла здесь, на периферии?
- Да какая же это периферия? Вот ты в самом деле провинциал, ей-Миру. Периферийное кольцо уже семь лет как сместили к Танго-107. – рассмеялась Алиса – Ну а вообще… Скажу честно – я не жалею о переводе. Не навсегда же.
- Всё равно, далековато от дома… Рукав Центавра, это же не Плутон и, не знаю, не CV-000A…
- И слава Миру, что не «цэ-вэ». Моя подруга там вращалась какое-то время, так представь себе, такого рассадника яйцеголовых снобов во всей Системе, наверное, не сыщешь. А здесь… Тихо, спокойно.
- Но ты ведь не ради «спокойной жизни» сюда летела через «магистраль»?
- Ага.
На какое-то время собеседники затихли, поочерёдно потягивая горячее содержимое фляжек. Внезапно, синтет на Алискиных коленях приподнял голову и положил передние лапы ей на плечи. Хозяйка кивнула в ответ.
- Ага. Ну ладно, время ещё есть… Эй Ким, у тебя время ещё есть?
- Где-то минут пятнадцать.
- Так уж и быть, расскажу, чего я сюда попёрлась.
Девушка откинулась в кресле, вальяжно перекинув ногу за ногу
- В общем… С чего б начать, даже не знаю. Родилась я на Марсе, в семье уважаемых и высокопоставленных людей. Мать тогда была координатором секторального совета Эхо-314, отец – член совета директоров госкорпорации «Dao Ran». Фамилия «Фоменко» тебе о чём-нибудь говорит?
Ким отрицательно покачал головой
- Константин Фоменко. Один из основателей современной концепции автономных промышленных комплексов быстрого развёртывания – метроплексов. Это мой дядя, отцу – старший брат. Ну, можешь представить, какое было отношение. Когда я была совсем малая, я уже и не помню сама, меня постоянно таскали на всякие светские банкеты, праздники, чинушечьи попойки по поводу и без. А потом, когда регионалы разгромили к чертям Верховный Совет, мы переехали на Ио. В Аркологию. Мать думала, что будет тяжело, но как-то обошлось. Сменили треть управленцев, а так всё на своих местах осталось. Никто и ухом не повёл.
- Мой дед – он сейчас тоже на Марсе, правда, только лечится.. Как это они называют, «духовное» оздоровление проходит. А когда-то метил в Совет. В своё время принял не ту сторону, и когда регионалы переделили власть… Сама понимаешь. Живёт на Европе, в пансионате с такими же как он.. Чудаками. «Старой закалки», как говорят.
Алиса вздохнула
- Ну, мои родители как-то в стороне держались от этого всего. Политики, интриг. Выполняли своё дело, а кто у власти – ну мало ли? Вот ты знаешь, кто сегодня управляет Системой? Конкретных лиц?
- Да откуда же…
- Ага. Вот и я не знаю. И никто не знает. А жизнь-то шла. Я вот подросла, отправили меня учиться обратно на Марс. Считалось – да и до сих пор считается – что знания получать дети светской «элиты» должны сами, через анализ и осмысливание, прямо как в тёмные века, а не «суррогатом» через инсигнию, как все нормальные люди. Особого желания учиться у меня не было – у других, кстати, тоже - но кое-как семь лет своей жизни перекантовалась. Но это всё фигня…
Девушка покачала головой, изобразив насмешливую улыбку.
- …Они ведь хотели, чтобы я постоянно вращалась в «подобающем» обществе, особенно отец. Подобающем, ага. А мне вот это сборище псевдоинтеллектуальных изнеженных извращенцев было противно до блевоты. Понимаешь?!.
- Эм-м, ну-у.. – пожал плечами Ким
- Ты просто не представляешь, что это такое. Все эти… Женоподобные мальчики из корпоративной элиты, выкрашенные во что ни попадя дамы, которые выглядят моложе дочерей из-за интенсивной биокоррекции. Эта «неоновая молодёжь», мнящая себя хозяевами мира, гниль, которой нужно кланяться в ножки. Стоило мне выйти за этот круг, отец поднимал рёв; он ведь до смерти боялся нарушить те неписанные правила, которые действовали в узких кругах «привилегированного» общества. Боялся потерять уважение, может даже должность – бывали такие случаи.
- Жизнь бывает тяжелой. Поверь, это… Далеко не самое страшное из того, что может случиться с человеком в наше время. – скептически заметил Ким
- Ага. Ты дальше слушай. Эта его фобия отражалась, ну, везде. Он хотел, чтобы я одевалась, как все – вычурно и роскошно. Чтобы вела себя, словно эти уродцы. Ведь это так «прогрессивно», это «молодёжная мода», это «новый стиль жизни! А если ты не желаешь промотать юность в ежедневных вечеринках, глотая каждый доступный стимулятор что шибёт покрепче, наверное, у тебя что-то не то с головой. И вот шибче всего обидно, что родители и правда верили, что это – «счастливая молодость». Постоянно твердили, что я потом ещё буду жалеть о том, что не прокутила «лучшее времечко». Пфить!..
- Мне бы твои проблемы…
- А когда я прошла первую коррекцию? Ты знаешь, что они устроили? – продолжила Алиса, не обращая внимания на колкость собеседника – Мать рыдала. Чёрт, это просто смешно! Понимаешь, вся эта срань, она пытается выглядеть утончённей, элегантней, подчеркнуть свою хрупкость, ранимость и высокий духовный мир. А я сказала – на хер! Захотела и заказала полную реструктуризацию тканей. Накачалась наноформерами, укрепила скелет углеродной сеткой - хоть на поверхность отправляйся. Не знаю уже, зачем. Просто достали меня конкретно, и сделала западло. Моча в голову ударила, что поделаешь.
Ким лишь продолжал делать вид, что слушает. Он уже достаточно чётко понимал, что перед ним за человек, и признания стервозной девчушки, которая долго ждала повода чтобы выговориться, его мало интересовали.
- …Тогда, правда, обошлось. Взбучку я получила основательную, но отец ещё чего-то от меня ждал. Мама уже тогда поняла, что воспитывает дочь, а не рядит куклу… Я думаю. Она стала редко со мной разговаривать. Не помню, сколько это ещё продолжалось – я делала вид, что живу сама по себе, а они пытались вести себя так, будто меня не существовало. В принципе, так я и хотела – чтобы меня оставили в покое. Но не-е-е-е-еет!
Алиса яростно взмахнула руками, опрокинув пустую фляжку. Синтет подпрыгнул на её коленях, после чего, хитро прищурившись, вновь уставился на возмущённую хозяйку; казалось, что любимец втихаря посмеивается над девушкой.
- Отцу взбрело в голову найти мне парня. Или даже девушку, на худой конец. Да, я серьёзно, ты представь себе. Потому что у этой мрази высокосветской это, видите ли, в порядке вещей, ага. Я ему и так, и сяк намекала, чтобы он поменьше совал свой нос в мои дела – ты ж вот согласен, что я могу сама решать, с кем и когда мне быть?
Ким молча кивнул
- А мне вообще никто был не нужен. Но меня просто не понимали, держали за дурочку и выскочку – может, я действительно заслужила такое отношение, ага. И всё равно мне их забота была ни к чему, совершенно. Отец изо дня в день приставал с расспросами – а не нашла ли я парня, а кто из знакомых мне симпатичен, а когда я буду думать о детях, тьфу! И это отдельная тема, ага. Внуков он ждал! А мало ли, что ему хочется?!. Меня он спросил? И ухом не повёл! О том, чего хочется мне, никто и никогда не думал, понимаешь?.. Сколько так можно жить-то?
Алиса перевела дух, понимая, что разговор стал чересчур эмоциональным.
- Последней каплей стал корпоративчик по случаю юбилея нашего «дорогого и любимого» исполнительного директора, который очень любил охотиться - на настоящего, живого зверя, кстати. Мы всей семьёй двинули на Селену – там просто чудесные лесопарки, пускай и азерумные, но красивые – не описать! Сотни квадратных километров имитации. На Сиэмбиене я, конечно, не была… Там, говорят, всю экосистему восстановили азерумной репликацией, но и селенские массивы очень впечатляют. А, ладно, что-то я отошла от темы. Первую половину дня провели просто шикарно – никто и представить не мог, во что всё выльется. Здорово наелись, съездили на экскурс к какой-то старинной загогулине, которую древние люди вбили в почву Селены, как только первый их корабль на неё сел. Потом отец с коллегами уехал охотиться, я с мамой осталась в отеле.
- И что же у вас случилось в конце концов?..
- Так слушай дальше! Отец вернулся уже в разгар веселья, вечером. Корпоратив-то с размахом проводили: шикарный концерт, застолье, танцы, световое шоу и ещё… Кое-что. Я старалась держаться в стороне, сидела тихонько, но отец всё равно меня нашел и повёл знакомить с коллегами. Ничего вроде сверхъестественного. Поздоровались, разговорились, только смотрю – как-то подозрительно отец себя ведёт, нервничает, да и разговор уже не в то русло идёт. И тут оказывается, что они тут мне уже хахаля подыскали из «порядочного окружения». Выходит этот чмырь, племянник Дао-Рановского главкоординатора по четвёртому сектору - о, Мир, до чего ж он страшен был! Тонкий, как щепка, бледный, волосы длинные, до самой спины, глазища здоровые, с гетерохромными радужками, ну удот удотом! Я понимала, что надо тактичнее, вежливее. Я даже держалась первые часа два или три. Терпела, когда это чухло ходило со мной под руку, терпела, когда оно начало лапать, где надо и не надо. Но всему же есть предел! Вот идём к бассейну, смотрю – выходит из него другой парень, ну почти такой же, и идёт к нам. Мой ублюдок, Дайсукэ его звали, сразу засиял, говорит – «это мой дорогой друг Энрике. Алисонька, давай, знакомься». Я уже не знала, что делать, что думать – застыла как столб и старалась забыться. Смотрю на них, начинаю понимать… Но верить не хочу. А сзади стоит отец с коллегами.
Девушка вновь взяла паузу. Похоже, что описываемые события ещё будоражили её сознание, она вдавалась в подробности с неподдельным трепетом.
- Подходит этот Энрике, смотрят на «хахаля», и так, словно между прочим, кидает фразу: «лапонька, ну что ж ты так долго? Я тебя заждался совсем, измаялся»… И вот так, на глазах у всех, они… Прямо вот так взяли, и засосались.
- Ой, ё… - потёр лоб Ким
- У меня – шок. Ну, думаю, всё. Конец. Сейчас эта падла у меня получит, за всё получит сполна. Решил за мой счёт удержаться наплаву среди этих дебилов? Ну получай, мразь, и карьеру, и положение, и всё вместе. Меня ярость на части рвала. Родной отец, какой-никакой, но отец, хотел меня свести с парочкой квиров?!.И ради чего?
- Все рано или поздно сталкиваются с такой проблемой. Но это лишь возраст…Сейчас, ты называешь отца «мразью», но поверь, пройдёт время, и ты будешь проклинать себя за такое отношение.
- Ага. А ты поставь-ка себя на моё место.
- Алиса.. Это не самое страшное, что может случиться в жизни, говорю ж тебе.
Девушка хмыкнула, отводя взгляд.
- Для меня это было страшно. Не потому, что я предвзято отношусь к квирам, и не по тому, что сверстники мне не интересны, но из-за отца. Это знаешь как называется? Сводничество.
- Может он, прежде всего, хотел обеспечить тебе же лучшую жизнь?
- Не надо мне такой «лучшей» жизни. Я не плейбинг, чтобы меня на торги выставлять. Так вот… Мне очень хотелось плюнуть отцу в душу так же, как он плюнул мне; я понимала, что просто прибить эту парочку мне не позволит блокиратор инсигнии, и тогда решила просто плюнуть – ну, буквально. Только «желток» ко мне поворачивается - раз! – И на пол лица такой смачный харчок! Бли-и-ин, я долго смеялась, когда он застыл с такой рожей перед гостями! Все с открытыми ртами стояли почти минуту, а потом загудели, руками замахали, заорали благим матом. Ну а дальше, сам понимаешь. Отец весь перепуганный, бледный, главкорд наоборот – красный, запыхавшийся, и глаза горят так, будто он меня сейчас разорвать собрался. Остальные морды своротили, мол, это «не их уровень», хотя кто-то и пальцами тыкал. Увели меня в отель, мама опять плакала всю ночь, до самого перелёта на Ио.
- И стоило оно того?
Алиса уверенно качнула головой
- Полтора месяца ещё просидела в Аркологии. Почти что под домашним арестом. Отец открещивался от меня как мог, и каждый день разводил пустой трёп по тому же поводу. И вот, в конечном счёте, меня высылают якобы «на стажировку» в секторальное отделение Dao Ran-а Сьерры-214. Не самое худшее местечко во Вселенной, и, по крайней мере, я наконец-то осталась сама по себе. Чего и ждала всю жизнь. Плохо только, что гражданстат у меня теперь четырнадцатый. Сейчас сижу и дожидаюсь оформления протокола передислокации… Вот, вроде бы, и всё.
- Заешь, Алиса, самостоятельная жизнь может показаться далеко не такой радужной, как ты думаешь. Я надеюсь, ты всё сама поймёшь, рано или поздно. Не вини во всём родителей – мой тебе совет. Ладно… Я и так уже опаздываю, так что, всего доброго…
Ким поднялся вышел из-за столика, направившись к выходу.
- Эй, а мы что, больше не встретимся, что ли? – крикнула ему девушка вдогонку, но герметичные дверцы отсека уже плотно захлопнулись за спиной.

В регистрационный центр вёл достаточно длинный коридор с мутно-зеркальным покрытием, расходившийся в несколько отдельных помещений. Инсигния подсказывала, что следовало искать четвёртый «кабинет»; правда, эти отсеки не имели ничего общего с теми кабинетами, к которым Ким привык на Финиксе. Огромные и светлые, с массивными барьерными переборками, они больше напоминали древние банковские сейфы из исторических фильмов.
Уже у дверей Кима встретил строгий голос
- Входите. Вы опоздали.
Голос был человеческий, не ровный, как у системы надзора. Кроме как по интонации, отличить речь искина от человеческой было, наверное, невозможно.
- Здравствуйте… Извиняюсь за задержку, я…
- Присаживайтесь.
Посреди залитой светом комнаты с полностью зеркальной поверхностью располагалось удобное кресло и два маленьких столика возле него. Ким послушно вморфировал тело в седушку, пытаясь сообразить, как будет происходить процедура регистрации.
- Гражданин Доминиона «Финикс» сектора Сьерра-214 Ким Келли, условный номер транзитной инсигнии - 358 219 106 839 Омикрон дробь пегас. Гражданство Доминиона отозвано. Так… Заявка на получение гражданства Объединённой Федеративной Системы была рассмотрена, подтверждение есть. Приписаны к 307-мому коммунальному блоку, верно?
- Да.
- Чего ж вас в четвёртый кабинет направили? – недовольно ответил служащий – 307-й комблок это к третьему кабинету! А!.. Извините… Всё правильно. Так… Пока будет заполняться протокол, вы…Вы ознакомились с условиями получения перманентной инсигнии?
- Конечно, когда подавал заявку.
- Условиями эксплуатации?
- Ознакомлен.
- Так, подождите.
Голос на какое-то время затих. Интересно, почему этой волокитой занимается не искин?. Наверное, просто для поддержания нужного числа рабочих мест. Отсюда же растут ноги и у огромного, невероятно громоздкого бюрократического аппарата ОФС, в сути своей, не принимающего никаких серьёзных решений.
Дальше последовала целая чреда вопросов, многие из которых даже косвенно не относились к получению гражданства – например, о политических взглядах и исповедуемой вере, о трагических случаях в семье, об образе жизни, о предпочитаемом роде деятельности. Затем начали сыпаться вопросы о допустимом функционале инсигнии: о доступе к каналам менталскриптинга, о дозагрузке «поведенческих моделей», о коррекции самочувствия и эмоционального состояния, о настраиваемых модулях для профессиональной деятельности. Многие из них были и вовсе непонятны, и Киму приходилось постоянно переспрашивать госслужащего, из-за чего тот начинал возмущаться и терялся в зачитываемых списках. С горем пополам, все необходимые протоколы были заполнены более чем за час. Комнату заполнил едкий «газ» - такой же, как на транзитном терминале, и Ким почувствовал, что сознание его покидает. Степенно, словно в замедленной съёмке, он проваливался в белую «пелену» забвения.
Как только тело размякло, наноформеры инсигнии приступили к коррекции организменных процессов и клеточной структуры.

Кафетерий заливали лучи алой звезды, заставляя каждый предмет в помещении отбрасывать длинную тень. Рядом с журчащим фонтанчиком, переливающимся рубиновыми огоньками, за низеньким столиком о чём-то тихо разговаривали двое солидных мужчин в фисташковых пиджаках.
- Ну, что я могу сказать, Уинс. Поговорил я с Нарии, он согласен встретиться на выходных. А дальше – кто его знает; сам прекрасно понимаешь, что человек он непредсказуемый.
- Ты прав, Айс, даже я не могу прочитать, что у Джутты на уме. Он менял генный код не ради изящной стати. Но я думаю, всё будет в норме; у Джутты мало времени, и, дай Вселенная, нет альтернатив. Хотя с последним можно поспорить.
- Альтернатива у Джутты есть, но я сомневаюсь, что он ей воспользуется. Мне кажется, никто бы не стал держать в штате людей с такими рекомендациями и печально известной репутацией...
- Если кажется, надо вешаться. – Перебил высокий человек с изумрудно-зелёными глазами.
- Нарии не ищет посредственного ассистента с идеально чистой служебной характеристикой. В данном случае я бы не стал пренебрегать такими деталями. Досье есть?
- Да, да, конечно. Я сейчас перешлю. Я понимаю, детали… Но просто тут такая ситуация, что… Вы сами увидите; там не просто нечто «из ряда вон выходящее». Как раз «посредственность» во всей красе.
- Айс, мне твое мнение не интересно. Я сам в состоянии проанализировать досье.
- Да, я понимаю, извини.
- Дождёмся конца декады. Пока Джутта сам не выразит своё мнение по вопросу, строить догадки бесполезно. Кстати, Веллингтон, как продвигается второй вопрос.
Толстенький мужчина невольно потупил взгляд
- Я думаю, результаты будут к концу дня. Я сообщу, как только появится возможность. А сейчас, извини, у меня сейчас… Свои… Мм-м.. Проблемы. Я могу идти?
- Иди-иди. – усмехнулся Уинс – Но чтобы первый импринт был у меня не позже десяти.
Толстяк поднялся, и, спотыкаясь, засеменил к выходу.
- Линда! Один пак «Зерки А-31».
Уинс прикрыл глаза, расслабившись в уютном кресле. Впереди предстояло много работы.
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.05.2012, 21:32   #5
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Глава 4: Вверх и в темноту.

В огромном, светлом холле многоэтажной виллы голоса тонули среди массивных колонн, вздымавшихся к затерянному в светопроекциях потолку. Помещение было декорировано в «ретро»-стиле, имитируя убранство эпохи первых звёздных поселений; стены, кубические колонны и лестницы были закованы в белоснежные «пластиковые» корпуса, а покрытие пола было невозможно отличить от старой полимерной плёнки, наносимой на бетонные блоки. Не хватало лишь распространённых в те времена голографических панелей на дверях и бытовой технике – в современном мире, их почти полностью вытеснил интерфейс инсигнии. Лестницы особняка были застелены бардовыми, с золотой росписью по краям дорожками, что, хотя и было анахронизмом в представленном декоративном стиле, привносило в интерьер долю пущей солидности. Зато популярная в декоре азерумная растительность тут отсутствовало начисто – редкое явление для зажиточного дома.
Несколько человек в белых, под стать стенам, одеждах неспешно поднимались к гостинному залу через сплетения широких лестничных пролётов. Их голоса становились всё четче, уже можно было разобрать и отдельные слова, фразы.
- …И когда я понял, что тут таким образом от них ничего не добьюсь, я просто встал, развёл руками и сказал Даичи: «Не хотите – как хотите. Мы пытались помочь, вы упрямитесь; так что извиняйте, а грозу вы на себя сами назвали». «Желток» вскочил, возмущается, а я спокойно выхожу из кабинета и вызываю Филипса. На следующий день армейские безопасники перерыли у них все транзитные склады. Само собой, контрафакта не приведи Система сколько нарыли. Четвёртого и седьмого класса, а это федералка, никак уже не отвертишься. Узкоглазого прижали тут же, из кровати подняли и прямиком на «Девятку». Слава Миру, до «неоновцев» дело не дошло, спасибо Филипсу – подсуетился. А дальше как по маслу всё пошло: уже к вечеру прибегают к нам в контору уполномоченные представители «Masahiro» на поклон, чуть ли не лбами о пол бьются. Уже на всё согласны, как миленькие. А то, видите ли, прилетели с самого Плутона, так думают, порядки тут свои будут диктовать. Ну а я что? Я предлагал по-хорошему, по-честному, половина к половине. Но нет, рогами надо упереться, шум поднять. Вот пусть и остаются с двадцатью процентами, если считают, что много тут значат.
Раздался сдержанный смех. Один из спутников покачал головой
- Веллингтон, с огнём ты играешь. А если бы «Керу» всё-таки привлекли? Они сейчас и так стоят на ушах, не знаю даже, что и думать.
- Ну, господин Уинстон, кто не рискует, не пьёт шампанское, я думаю… - уже растерянно пробормотал толстенький мужичок в пёстрой гавайской накидке и белоснежных брюках.
- ...К тому же, я за всю жизнь ни одного «неоновца» так и не видел, «Кера» такой ерундой очень редко занимается, не их, по-моему, масштаб….
- А я согласен с Уинстоном. «Кера» занимается всем, чем сочтёт нужным, и даже мне неизвестна сфера распространения их интересов. Но в последние семь декад их активность значительно возросла. У меня есть сведения, что в «Керу» сейчас передают даже некоторые дела из гражданских ведомств – включая Муниципальную Службу Безопасности Анклава.
- Нарии, по-моему, это тема для отдельного разговора. – остановил смуглого молодого человека усатый мужчина в светлом кителе поверх пиджака, бросив презрительный взгляд в сторону Веллингтона и Уинса.
- Сташевский, будьте так добры, не перебивайте меня более. Я сам способен решить, что и в присутствие кого считаю возможным обсуждать. – отрезал Нарии. Он выглядел совсем ещё молодым юношей, стройным и, возможно, даже женственным, но огромные глаза парня были холодные и строгие, почти как у Уинса. Только в них отражалась и доля безразличия. Лицо Нарии было совершенно нечитаемым, практически не человечьим лицом, на котором не двигался ни один лишний мускул. Эта безэмоциональность делала его похожим на какую-то древнюю рептилию с Сиэмбиена, или на фарфоровую маску гейши – но впечатление создавалось всё равно отталкивающее. Образ довершали спадающие на плечи, чёрные как смоль волосы, вечно растрёпанные и неаккуратно стриженные.
- Как скажите. – отозвался Сташевский.
- Ну вот и замечательно, давайте сменим тему. – Подытожил Айс, вытирая лоб шелковым платочком. – В самом деле, не выходной выходит, а сплошная головомойка.
- Я так не считаю. В конце концов, ты пол дня провёл в разъездах по собственной инициативе, а мы прекрасно проводили время на озере, пока ты не объявился. – рассмеялся Уинс, похлопывая товарища по плечу. – Шучу конечно.
- Ну да, да…
Из зала вылетела на встречу бледная взволнованная женщина, потрясая худенькими ручонками
- Джутта, Айс! Вы не видели моего Ти? Куда он делся, ума не приложу! Уже и звоню ему, и.. Чего только не делаю, а его нет!
- Да не беспокойтесь вы, господин Тристан отдыхает на лоджии – кивнул Веллингтон – Он слишком устал после прогулки на яхте, и просил его не беспокоить в ближайшие два часа.
- Ну я ему устрою, «не беспокоить!» Вот уже скотина старая, а…
Дамочка спешно удалилась.
- Ну что за люди такие. Просто клоуны, а не люди. – подытожил Уинс.
- Наверное, стоило ещё упомянуть о тех двух плейбингах, что ублажали инспектора Тристана на протяжении утренней водной прогулки. – Заметил Нарии без доли иронии в голосе.
- У Марии бы случился приступ. Если вы не забыли, у неё до сих пор сохранились какие-то опасению по поводу использования гражданской инсигнии; не удивительно, что у этой женщины столь слабый организм.
Из всей группы засмеялся только суетливый Айс, но и тот быстро успокоился.
- Ох уж этот «господин инспектор». Пришёл сюда поесть и развлечься за мой счёт, с женой. Четвёртую декаду уже ходит. Это, безусловно, сущий пустяк – я могу снести всё имение и отстроить заново, позиция позволяет. Но ведь и совесть, наверное, надо иметь. Мне неприятно, когда мои гости начинают вести себя нагло.
- Вы как всегда совершенно правы, Нарии. Я только не могу понять, почему вы его отсюда не выставите – птица мелкого полёта, какой смысл его держать?
- Может быть птица и мелкая, но поёт звонко. Для меня крайне нежелательно, чтобы люди, даже косвенно знакомые с моими операциями, имели повод раскрывать рот там, где их не просят. Терпеть мелкие выходки инспектора Камю менее проблематично, нежели следить за тем, чтобы он молчал.
- Смотрите, чтобы они вам на голову не залезли.
Джутта остановился, покосившись на Уинса.
- Келли, кому угодно, но не вам меня учить работать с людьми. Верите или нет, но на голову мне залезть трудно – не удержитесь и упадёте. Не дай Система, сами разобьётесь.
Уинстон бесстрастно пожал плечами
- Мне ваши методы не знакомы, господин Нарии.
- Иногда я вам завидую, Келли. У вас работа спокойная, стабильное должностное положение в местном координационном совете. Всё распланировано заранее, никаких форс-мажоров. А здесь – постоянный «форс-мажор». Людей перебрасывают с одного участка на другой, постоянные проверки, кадровая коррекция. Очень тяжело держаться в одном кресле. Но это не самое главное. Основная проблема в том, что некоторым людям сложно держать язык за зубами. А теперь, когда «Кера» роет под каждого третьего, вести дела как прежде и вовсе невозможно. Боюсь, что ещё пара лет, и мне придётся уйти в более тихое место – куда-нибудь на периферию. Например, ZF-408A.
- Рукав Центавра?.
- Ну не во внешние же сектора мне переводиться. Я всё равно буду поддерживать связь с моими людьми на местах, только через посредника. Посредников, точнее.
- Да, кстати говоря. Помните то дело, о котором упоминал Веллингтон пару дней назад? Он уже здесь, как мы договаривались. Уделите пол часика?
Джутта едва заметно кивнул головой.
- Я так полагаю, что за этим вы сюда и пришли. Можно было обсудить вопрос и через номинал, хотя я и предпочитаю личное общение. Я просмотрел досье. В целом, мне подходит, но я ничего не буду гарантировать, пока не ознакомлюсь с делами остальных.
- Ничего страшного, я не рассчитывал на скорый ответ. Сегодня я просто хотел вас познакомить, может, зададите ему пару вопросов…
- Я вас понял, Келли. Хорошо, я подойду к вам минут через десять, если вы не торопитесь.
Уинс молча направился к выходу, застегнув светлый китель. Усатый мужчина, похожий на офицера, проводил его суровым взглядом серых, словно выцветших, глаз.
- Не нравится мне этот пижон, господин Нарии. Слишком многое на себя берёт. Ненадёжный человек, сразу видно.
- Сташевский, это вас не касается. Меж тем… Зайдите в мой рабочий кабинет через два или три часа. Мне может понадобиться ваша помощь с нашим… Общим знакомым из «Arbeit MacroCon». И свяжитесь Вандерно, мне сегодня не поступал его рапорт.
- Простите, но рапорт Вандерно был получен ещё утром.
- Удивительно, как я мог его пропустить. А вы можете идти. Отдыхайте, развлекайтесь – чувствуйте себя как дома. Я очень вам благодарен за предоставленные… Услуги.
- Буду у вас в кабинете через три часа.
Джутта остался наедине с мявшимся с ноги на ногу толстячком Веллингтоном, который постоянно пытался что-то сказать, но его тут же перебивали.
- М-мм.. Господин Нарии, а как же моя просьба?..
- Веллингтон, я что, в прошлый раз выразился не ясно? Чтобы ноги твоей здесь не было в течении часа.
Айс закивал головой и быстро засеменил вниз по лестнице. На его краснеющем лице читалась тяжелая обида и пылающая злость, но маленький человечек боялся даже оглянуться в сторону хозяина особняка.

Ким восхищённо разглядывал удивительные гобелены, развешанные по стенам огромной светлой залы. Это были самые настоящие «картины» - изображения, нанесённые на синтетическую ткань химическим красителем внутри искусно выгравированной рамки; видно, хозяин поместья был большим любителем старины, причём сочетал в интерьере жилища стилистику разных эпох – от античности до эры Колониальных войн. У одной из стен красовалась здоровенная модель первой автоматической станции, отправленной человечеством через червоточину за пределы Солнечной системы. Ныне она была известна как «Алеф», но при запуске, как говорят, носила другое имя. Помимо модели аппарата, в особняке было полным-полно различных скульптур, имитаций древних памятников и прочей «декоративной мишуры», как выразился Фидель. Ким в жизни её не видел столько роскоши, собранной в одном месте - даже на телевизионных стримингах Финикса. В сплетении лестниц, коридоров и залов виллы можно было запросто потеряться. Интересно, когда Уинсу выделят участок в аркологическом комплексе AMC, его поместье будет не меньше? В конечном счёте, это типовой проект…
Фидель как всегда был недоволен. По его словам, сюда он притащился лишь из уважения к брату, но в другое время и за километр не подступил бы к этому «сборищу второсортных политиканов-неудачников, клике, вынужденной отмораживать зад в удалённых от Центра Анклавах». А Ким о поездке ничуть не жалел. Где бы ещё он увидел такую красоту?.. Синее небо, чистое озеро с прозрачно-чистой, минерализованной водой, азерумную рощицу перед фешенебельным жилым комплексом. Пусть это всё – лишь симуляция, «садик-под-куполом», как его охарактеризовал брат, но ведь на Финиксе и такого не было! Можно было только мечтать жить в таком месте. Отец добился этой возможности. Пусть не сразу, пусть не малым трудом. Ким умел ждать и умел терпеть. Но к такой жизни стоило стремиться – если в ОФС вообще возможно пробиться куда-нибудь без сторонней помощи. Уинс, конечно, будет поддерживать на первых парах, но рассчитывать лишь на него – глупо; в бюрократическом аппарате Системы очень редко удавалось перепрыгнуть, или даже встать один ряд со своим «покровителем». Возможно, этот парень, Нарии – шишка куда покрупнее отца – тоже окажет какую-то помощь в дальнейшем, но сейчас на это не стоило слишком рассчитывать. И всё же, прекрасно понимая заурядность собственного положения, в этот день Ким загорелся мечтой. Мечтой о лучшей жизни. То давно забытое ощущение, которое последний раз посещало его в последние месяцы жизни матери. Когда новое гражданство ещё казалось спасением, и надежда на «чудесный», счастливый исход не угасала. Потом всё исчезло; после смерти матери, Ким видел свою жизнь не более, чем попытку хоть как-то выжить в бурлящей канаве Финикса. После прибытия в Систему, осталась лишь неопределённость – тут не нужно было выживать – лишь оставаться человеком, и это не требовало больших усилий. Это «подвешенное» состояние на первых парах казалось даже хуже, чем борьба за жизнь в «дикой» колонии. Раньше, Ким оперировал простыми понятиями, от него требовались лишь конкретные действия, словно на поле боя или во время бедствия. Но в ОФС жизнь текла по другим законам; она была более размеренная, но и более сложная одновременно. Отработанные раннее схемы тут не действовали. Но ничего другого не оставалось, кроме как научиться играть по новым правилам – комплексным и постоянно меняющимся.
Киму были свойственны перепады настроения; не слишком резкие, но достаточно частые. Если пару-тройку дней назад любое не к месту сказанное слово возвращало его к тяжелым мыслям о неопределённом грядущем, то теперь и безостановочный трёп братца не мог испортить приподнятое расположение духа. Это приходило само собой; если некоторым людям для осознания ситуации требуется длительный анализ или хотя бы чей-то в меру мудрый совет, Киму нужно было лишь время. Тем не менее, депрессия порой затягивалась на многие месяцы, а «прозрение» длилось совсем не долго, считанные дни. Возможно, это и к лучшему; переполненный негативом, он был способен рассуждать на удивление быстро и объективно, в то время как короткие вспышки относительно счастливых моментов ослепляли. Ким загорался идеей, которая очень быстро таяла, утекала сквозь пальцы в силу своей несбыточности, что приводило к очередному умеренному спаду настроения – и в то же время, возвращало светлость рассудка. Нельзя сказать, что он не умел адекватно оценить собственные силы, если речь шла о бытовых, обыденных вещах. Но вот с более масштабными, долгосрочными планами действительно постоянно не ладилось ещё с юношеских лет. Не удалось попасть в лётное училище, не удалось найти сколь бы то ни было надёжного, постоянного партнёра – ни одно знакомство не продлилось более трёх недель, не удалась и карьера. Не удалось спасти мать… А теперь Ким уже предавался мечтам о том, как обставит свой новый рабочий кабинет. Например, в стене слева можно будет установить огромный аквариум с азерумными рыбками, рядом – стенд для послужных светограмм, уютное морфируемое креслице за большим стекловидным столом. Хорошо, если выделят синта-ассистента; будет кому разгребать бардак в комнате, а то недели за две всё будет завалено хламом.
Фидель же, судя по всему, находился в перманентно-подавленном, раздраженном состоянии. Ни разу брат не застал его в приятном расположении духа; каждый раз он бы чем-то не доволен и озлобленно бурчал не слишком приятные вещи в сторону окружающих – кем бы они не были. Только к Киму Фид относился с какой-то на удивление искренней любезностью, и спокойно терпел замечания в свой адрес. В случае с другими собеседниками, он взрывался негодованием и заводил длительные тирады, засыпая язвительными и не слишком обвинениями. Фидель, как оказалось, ещё очень любил жаловаться на свою нелёгкую жизнь и винить всех в подряд в сложившейся ситуации. Свои личные ошибки он не видел (и не желал видеть) в упор, ссылаясь на неприятие его проблем окружающими, их неспособность оценить факты, поставив себя в «его положение». Зато чужие промахи брат был способен обсуждать часами, поливая грязью порой совершенно сторонних людей. Можно было представить, как тяжело приходится Лори. Несмотря на выходки муженька, она оставалась чуткой и жизнерадостной женщиной, не в пример бритой уродине, жившей по соседству. Как оказалось, соседка напротив постоянно заводила с Фиделем перебранки из-за каждого пустяка; оба отличались вздорным характером, и разбирательства по поводу без происходили почти каждый вечер. Ким как-то застал братца, крывшего в коридоре эту особу крепким словцом. По началу, стало даже стыдно за Фида, но познакомившись с дамочкой поближе, стало ясно – такого обращения она более чем заслуживает. Удивительно, как ещё ни разу не дошло до рукоприкладства. Вероятно, дело в гражданской инсигнии, блокирующей противоправные действия; многие рассказывали, что в случае «агрессивного поведения», она способна мгновенно парализовать всё тело нарушителя. Ким не пытался проверить слухи на практике. Так или иначе, братец не был слишком приятным человеком, но подобное поведение, похоже, было в Системе достаточно распространенным у граждан среднего достатка. Нужно привыкать.

Барьерное заграждение бесшумно исчезло в стене, и в залу вошел Уинс. В лучах имитации дневного света, облачённый в белоснежный деловой китель и светлые брюки, он ещё более походил на двухметровое мраморное изваяние. Образ «правильного системного человека», каким его описывали юмористические издания доминионов, нарушала лишь несколько растрёпанная, неаккуратная причёска.
- Ким, Фидель. Я надеюсь, вы приятно провели время в моё отсутствие.
- Мы вообще сегодня будем есть? Похоже, в этой запросто можно помереть с голоду, если засиживаться слишком долго. – забубнил Фид, отрешенно сверля взглядом пол. Ким уже привык к такому поведению окружающих; оно свидетельствовало об использовании гражданами каналов менталскриптинга, будь то просмотр ленты новостей или сёрфинг в муниципальной сети Анклава. Благодаря инсигнии, было возможно распределить ресурсы человеческого сознания более эффективно, и вести диалог с несколькими собеседниками одновременно.
- Да, конечно, уже всё готово. Спускайся в обеденный зал в восточном крыле, стол накрыт.
- Спасибочки. Ким, пошли. – огрызнулся Фидель, раздраженно помахивая рукой.
- А Кима я бы попросил остаться ненадолго. Фи, ты можешь идти, это предельно конфиденциальный разговор.
- Представляю. Сейчас, наверное, придёт хозяин этой богадельни. Крепись, братюнь…
Фид поспешил удалиться из комнаты. Отец покачал головой
- Скажу честно, не лёгкий у твоего брата характер. Порой я просто не понимаю, как он таким вырос. Я давал ему всё то лучшее, что мог достать, и тем не менее суровый мир доминионов взрастил мне сына крепче и смышлёней, чем тот, что был окружен заботой. Ты не стой, присаживайся.
- Не стоит, по-моему, так говорить о Фиде. Он умный, и освоился здесь получше моего. – Ким присел на просторный черный диван, моментально морфированный из монолитной мебельной «плиты».
- Пока что «получше». Ты в Анклаве меньше декады; посмотрим, что будет по истечении года. Фидель слишком пассивен, чтобы предпринять хоть какие-то шаги для улучшения собственной жизни. Так или иначе…
Уинс присел рядом, фривольно раскинувшись на пол дивана и перебросил ногу за ногу.
- Сейчас, ты будешь говорить с хозяином. Не волнуйся, соберись. Это всего лишь предварительная беседа, никаких конкретных вопросов не будет. Я полагаю. Нарии, тем не менее, человек в принципе непредсказуемый; от него можно ожидать чего угодно, особенно если он действительно тобой заинтересуется. Будет иного расспросов, может личных – хороший знак, так что не теряйся. Эту встречу мы уже обсуждали. Просто не теряй лица.
Ким кивнул. Сейчас ему предстояла встреча с потенциальным работодателем; судя по рассказам отца, человек это был неординарный и проницательный, хотя и отличался довольно странными вкусами и сложным мировоззрением. Джутта Нарии, председатель совета регионального самоуправления Анклава, пользовался противоречивой репутацией, а его деятельность постоянно порождала массу нелестных слухов и безосновательных домыслов. В определённых кругах было известно, что Нарии – фигура подставная, представляющая интересы куда более влиятельных людей из системной элиты. К кому конкретно вели ниточки, Уинс достоверно не знал. Иногда всплывало даже имя Альфреда фон Викла, фигуры в каком-то смысле легендарной. Насколько можно было верить таким слухам, сказать было трудно, да и не имело значения; «серый кардинал» Викль помер полгода назад, и всё что от него осталось, уже было поделено между пришедшими на смену членами системной иерархии.
- Буду пробовать. Авось что и выйдет дельное. – усмехнулся Ким – Может, ещё что-нибудь посоветуешь, не?
- Да, посоветую. У хозяина нет чувства юмора – вообще. Шуток в разговоре он не любит и зачастую не понимает, хотя порой сам может излишне иронизировать; так что будет лучше, если ты при нём придержишь колкости и другое… Подобное. Как бы тебе объяснить… - Уинс слегка понизил голос – Нарии…Можно сказать, боится несерьёзности в разговоре; лёгкое отношение окружающих к тем или иным проблемам, неважно каким, его раздражает. Не знаю, почему, но не раз за ним замечал. Забыл сказать тебе в прошлый раз.
- Ну ясно, хорошо… Буду повежливее. Постараюсь.
Отец покачал головой
- Ким, не в вежливости дело. Он не придаёт этому никакого значения. Я имел в виду сам стиль, тон общения.
- Ясно…
Должно быть, действительно неординарный человек этот председатель. Даже странный. Бывший начальник Кима из охранной службы Финикса тоже был человеком «неординарным»: жестоким и беспринципным, но в то же время любившим подзаработать «на стороне», пренебрегая полномочиями. За неделю до отлёта в ОФС, пошел слух что машину этого злосчастного начальничка пытались подорвать, но то ли по воле злого рока, то ли просто по трагической случайности, вместо полицая-изувера погиб бедняга Дженкинс, старенький дежурный участка и двое случайных прохожих.
Внезапно, из коридора раздался чей-то голос
- Эм-м, Келли? Вы здесь?
- Да, да, заходите, пожалуйста.
Уинстон поднялся с дивана, и Ким последовал его примеру. В дверях показалась фигурка хозяина виллы. Маленький и щупленький человечек с женственно-стройной фигуркой – внешность, конечно, бывает обманчива, но такой вид влиятельного председателя поначалу мог, как минимум, ошеломить.
Уинс сделал шаг вперёд
- Ким, это господин Нарии из совета регионального управления Анклава.
- Очень приятно…
Джутта легонько кивнул
- Мне тоже приятно видеть вас в моём скромном обители, господин Келли-младший. Пожалуйста, присаживайтесь. Может быть, вы желаете прохладительные напитки, лёгкие закуски?..
- Нет, спасибо, всё в порядке.
Отец меж тем и не собирался садиться, медленно отходя назад
- Нарии, зачем вы активировали ваш «Спектр»? Вам не хватает тех мер безопасности, что предусмотрены в стандартных охранных протоколах? В собственном доме?
Впервые Ким заметил в его голосе нотки сомнения, даже неуверенности; едва различимые, но проскакивающие время от времени.
- Извините, но я считаю, что моя личная безопасность – это моё же личное дело. В конечном счёте, я могу задать вам тот же вопрос: почему вы используете ваш собственный «спектр» на протяжении всего пребывания здесь?
Уинс не ответил. О чём шла речь, было не понятно, однако, судя по всему, ничего хорошего это не предвещало.
- А теперь, я надеюсь, вы оставите нас наедине ненадолго?
- Простите?.. – удивлённо посматривая то в сторону отца, то в сторону хозяина спросил Ким - …Я думал, мы…
- Всё в порядке. Если господин Нарии желает провести беседу тет-а-тет, я ничего не имею против. – бесстрастно развёл руками Уинс, удаляясь к выходу - ..Когда вы закончите, я буду ждать в столовой, вместе с Фиделем.
Джутта присел на место отца, протягивая руку в знак приветствия. Вот так оборот! Значит, Уинс участвовать в разговоре не будет, придётся отдуваться перед председателем самому…
- Думаю, в повторном представлении я не нуждаюсь. Не люблю излишней любезности и пустых разговоров, потому хотелось бы перейти сразу к делу; насколько мне известно, вы желаете занять место в нашей структуре, что, исходя из вашего гражданского положения, при рядовых обстоятельствах было бы достаточно… Проблематично. Пятый «гражданстат», миграционный протокол с годовым испытательным периодом, негативные рекомендации в послужной картотеке. Согласитесь, не лучший комплект документаций для работника управленческой структуры – даже региональной.
- Наверное, это так… Тем не менее, вы же уделили время чтобы провести эту беседу – значит, этими формальностями можно в силу каких-либо причин пренебречь. Я думаю. В противном случае, вы бы не стали вести со мной эту беседу.
Лицо Нарии оставалось спокойным и холодным – отследить эмоциональную реакцию было практически невозможно. Уинс предупреждал об этом; даже со специальными модулями инсигнии, по самым незначительным сокращениям мускулов анализирующими мимику собеседника с целью распознавания поведенческой линии, ход мыслей председателя совета было предсказать крайне трудно.
- Вы правы. Тем не менее, я не имею возможности оформить вас как официального сотрудника в структуре совета. Скажу прямо - не имею и потребности в таком сотруднике. Но есть альтернатива.
- То есть нелегальное трудоустройство?..
- Не совсем. Скажем так, я могу оформить вас как личного ассистента, однако, ваша деятельность будет выходить за рамки вашей юрисдикции.
Ким ожидал чего-то подобного. Конечно же, такое предложение не могло быть без скрытого подтекста; ну кто в здравом уме стал бы брать на поруки мигранта, который в Системе пробыл едва ли декаду, без специальных рекомендаций или идеального послужного листа? Да ещё на такую ответственную должность. Другое дело – местная «подковерная грызня». Из населения Анклава набрать нужных людей было достаточно проблематично, в силу сложившегося менталитета и общей неподготовленности обывателей к подобной службе. Мало того, опасно; всё-таки постоянные резиденты находились под неустанным контролем дюжины дублирующих служб, и на каждого была собрана массивная база данных, которую в случае необходимости могли использовать «конкурирующие» силовики. А вот из Доминиона таких людей можно было драфтовать без особых опасений, особенно работая в тесной связи со Таможенно-Иммиграционной Службой. Многие силовики и управленцы и вовсе предпочитали использовать синтетов или синтоидов – они и соображают шибче, и в лояльности сомневаться не приходится, но в то же время, существовали такие задачи, которые нельзя было доверить синтетам. В частности, работа с «человеческим ресурсом», поскольку уровень недоверия к «квазиорганическим машинам» был в обществе достаточно высок, и многие кадры, охотно делившиеся информацией с живым посредником, напрочь отказывались работать с синтом.
- Я понимаю. Чем конкретно мне предстоит заниматься? Какие обязанности будут возложены?
- Зависит от ситуации. Поначалу вы будете исполнять роль посредника между различными звеньями нашей организации. Деятельность некоторых их них выходит за пределы юрисдикции совета.
- Пожалуйста, подождите.. – перебил Ким - ..То что вы сейчас говорите… Это ведь информация не для посторонних людей, и что будет, если я откажусь? Может быть, не стоило вам сразу открывать все карты? Я просто веду к тому, что мне хотелось бы уйти отсюда целиком и желательно на своих ногах.
- Не беспокойтесь, «лишней» информации вы не получите даже непосредственно во время выполнения поставленных задач – в случае вашего успешного трудоустройства. Наша структура действует в составе небольших кластеров, взаимодействие между которыми сводиться к минимуму; некоторые звенья даже не подозревают о существование других. Конечно, некоторые нюансы вашей работы было бы нежелательно разглашать, однако, здесь не Доминион; вы можете спокойно спать, не опасаясь, что к утру вам перережут горло, так как это физически невозможно с существующей ныне системой безопасности. Наш кластер держится на принципах круговой поруки. Например, в случае, если вы по каким-то причинам решите поделиться информацией с оппонирующей региональной или федеральной службой, может всплыть другая информация, дискредитирующая вас или ваших близких. Скажем то, каким образом вы получили пятый гражданстат сразу после процедуры регистрации, или то, как были погашены ваши долги по кобрендинговой карте «Альфатранса» на Финиксе. В более тяжелых ситуациях нам не составит труда организовать пересмотр вашего гражданстата до нулевого класса с последующей коррекцией импринта личности, или оформить перевод на пустотную станцию.
- Ну, понятно… В принципе, на этот счёт правила мне ясны. Вижу, вы неплохо осведомлены о моём положении, господин Нарии.
- Безусловно. Находить конкретную информацию и использовать её в нужный момент – часть моей работы. Возможно, в будущем - и вашей тоже.
Голос чиновника звучал ровно, но в отличие от твёрдого, поставленного говора Уинса речь Джутты была мягкой, «бархатной», словно мерное рычание спящего, сытого хищника.
- В целом, ваша кандидатура мне подходит; вы здесь – да и вообще в ОФС – человек новый, нигде не «засвеченный», у вас есть опыт службы в охранном комплексе, включая сыскную деятельность и работу с информаторами, вы ни чем не связаны – у вас нет жены или детей, нет устойчивого положения в жизни. И, что более важно, за вас может поручиться ваш отец, представляющий интересы координационного совета. Другими словами, если вы не оправдаете возложенных на вас надежд, я могу рассчитывать на предоставление некоторых исключительных «попустительств» со стороны координационной службы.
- Но есть какая-то проблема?..
- Не то чтобы проблема, просто я рассматриваю кандидатуры ещё нескольких лиц, соответствующих предъявляемым требованиям. Надо сказать, что потребность в новых кадрах возникла после того, как вашего «предшественника» в силу некоторых обстоятельств пришлось выводить из игры. Это был надёжный человек, ответственно выполнявший свою работу. Мне бы хотелось верить, что вставший на его место служащий будет обладать подобными качествами. Прежде чем окончательно решить этот вопрос, я считаю необходимым провести беседу с каждым из кандидатов. Расскажите о себе. Что привело вас сюда? Какие цели вы преследуете, и чего ожидаете, вступая в эту структуру? Да, я ознакомлен с очень подробным досье о вашей жизни и профессиональной деятельности в Доминионе. Но мне бы хотелось всё услышать от вас; заметьте, я не требую говорить правду. Я хочу оценить ход ваших мыслей.
Ким выдержал паузу, видимо, пытаясь подобрать слова.
- Ну как сказать – какие цели?.. Как у всех, наверное; чтобы достаток был, гражданстат выше пятого - чтобы в квартирку получше переехать, в жизни как-то обустроится, так сказать. Чтоб всё было как у нормальных людей. На Финиксе вот не сложилось. Сменил две работы, пахал как синт, по пятнадцать, шестнадцать часов - но так и не выбрался из трущоб. С каждым годом становилось только тяжелее, людей-то никуда не берут. Тем более сейчас. Там я был никем – и связей нет, и гроша за душой. Замкнутый круг. А когда заболела мать, что ж… Скажу честно – воровал, при службе. Чёрт, да все в охранке воровали. Но я хоть людей так не калечил, как другие; с каждым рейдом – два, три трупа всегда выносили. Многим ведь попросту платить было нечем. С утра бандюки трясут, вечером – мы, «безопасники». Я в этом редко участвовал, хотя и мог бы. А с чем я остался в итоге? Да ни с чем. Мать так и не спас. В жизни ничего толком не добился – если бы не брат, наверное, помер бы в канаве как многие знакомые. А здесь… Ну хуже точно не будет. Может быть, удастся начать жизнь с «чистого листа». Хотя мне часто говорили, что это невозможно. Работа в вашей… «Структуре» - это шанс, который предоставил мне отец. Отказаться от него – что плюнуть в лицо, по-моему. Я понимаю, что кроме меня есть масса людей, которые тоже подходят на это место – и я могу быть далеко не лучшим из них. Ну я хоть попытаться должен был. Что я теряю?..
Ким запнулся на секунду, отведя глаза в сторону. Нарии внимательно слушал, словно замерев в одном положении. Его огромные глаза с янтарного цвета синтетическими радужками не моргали. Будто змея, готовящаяся к броску. Пренеприятный тип, но нужно было заставить себя точно так же скрыть свои эмоции, своё отношение.
- Понимаю, не лучшая попытка зарекомендовать себя как полезного и нужного работника. Ну что я могу сказать? Я не привык себя «пропихивать» куда бы то ни было. Тем более, вы обо мне всё сами знаете; подходит вам подобный человек – буду рад приступить к обязанностям. Не подходит – что ж, я, честно говоря, и не особо рассчитывал на такую возможность, когда летел в ОФС. Буду карабкаться так же, как все, потихонечку.
Джутта кивнул.
- Вы правы. Мне не нужны «попытки отрекомендовать себя с лучшей стороны» или доказать свою полезность. Вы не PR-менеджер; с этой работой значительно лучше справляются искины.
- Позвольте спросить, а какие качества вы цените в людях? – не удержался Ким
- На мой взгляд, наиболее ценным качеством человека – и любого организма, включая синтетические, является способность адаптации к постоянно изменяющимся условиям. Приспособляемость во многом определяет эффективность деятельности субъекта; к вам это тем более относится, так как ваша работа исключает возможность использования типовых шаблонов поведения в схожих ситуациях. Как вы думаете, почему для меня предпочтительнее набирать людей из Доминиона, нежели непосредственно из Анклава или, скажем, других метроплексов ОФС?
- Наверное, в доминионах люди покрепче будут. Тут, как я посмотрел, все какие-то нервные, перепуганные. – Пожал Ким плечами – Может по тому, что люди в Доминионе привыкли полагаться в первую очередь на себя, а не на Систему.
- Неверно. Дело в том, что в Объединённой Системе население привыкло работать по шаблону, в узких рамках конкретной специализации. Редко можно встретить человека, способного к импровизации; большинство использует логические «заготовки» сталкиваясь с теми или иными ситуациями - в отличие от Доминиона, где нет подобной стабильности.
- По-моему, люди не меняются за два-три поколения…
Нарии отрицательно покачал головой
- Меняются, и не только в плане менталитета. К тому же, вспомните, кто основал Доминион; далеко не самые благополучные группы лиц. Радикально настроенные круги слабеющих национальных правительств Сиэмбиена – в то время ещё так называемой «Земли», отказавшиеся соблюдать нормы международной экономической регуляции коммерческие структуры, региональные группы инсургентов – эко-террористов, стран-изгоев, антиглобалистких партий. Стабильно развивающееся общество они основать попросту не могли – за исключением некоторых групп религиозных экстремистов, но у них стабильность переросла в застойность. А это уже несколько другая тема.
- Ну, понятно. Вам нужен человек, способный мыслить вне шаблонов. Ну, не мне судить о том, как я мыслю. На чужую помощь я и правда рассчитывать не привык.
- Вот, вы уже мыслите «вне шаблона». Люди в вашем положении обычно всеми силами пытаются доказать наличие требуемых качеств. Но не вы. Вернёмся к теме; нет, вы не совсем правы. Мне нужен человек, который способен самостоятельно выполнять поручения исходя из того необходимого минимума информации, который наша структура может предоставить, но при этом не требующий дополнительных указаний сверху после каждого шага. Большинство гражданских организаций сегодня строятся на жесткой, вертикально-интегрированной системе управления, в отличие от нашей структуры. Наш кадровый состав сохраняет принципы автономности и индивидуальной ответственности каждого из сотрудников в связи с невозможностью организации централизованной системы контроля и управления в блоке с множеством - порой бессвязных - ядер.
- Разве такое устройство эффективно?.. Я имею в виду, в других службах. – удивлённо пожал плечами Ким. – ..Ведь теряется личная инициатива, да и на местах порой люди более сведущие сидят, чем на «верхушке». Ну, мне так кажется.
- Эти факторы не оказывают значительного влияния на практическую эффективность производства, какие бы заявления не звучали в медиасети «Шеридан». Это «информационный шум», отвод глаз. Подавляющее большинство федеральных активов, так же как и активов существующих госкорпораций, в настоящее время распределяется искинами, - например, автоматизированными системами планирования и учёта. Для сохранения занятости населения Система расширяет бюрократический аппарат, по сути, не занятый в производственных процессах. Всё достаточно просто.
Трудно было сказать, говорил ли Нарии правду, или же только то, что Ким должен был услышать. Судя по всему, многое из сказанного нужно было отфильтровывать, поскольку даже сам Джутта не скрывал своей склонности искажать факты. С другой стороны, он не требовал честности от других, считая, что любая информация, полученная от человека – не важно, какого – всё равно является изначально искаженной. Нарии полагался на технику, и в частности, протоколы записи личностных инсигний, которые, по его мнению, предоставляли наиболее объективные данные.
- Ну что ж, с этим вроде разобрались… - протянул Ким
- И, пожалуйста, последний вопрос – Нарии привстал с матово-чёрной поверхности дивана, немедленно свернувшейся назад в блок. – Вот у вас есть цель – занять в жизни достойное положение, как я понимаю. А что вы готовы сделать ради достижения этой цели? Какими методами считаете возможным пользоваться?
Вот это «вопросик на засыпку»! К чему бы это?..
- Как сказать, «что». То, на что способен… По мере своих сил и возможностей. Что от меня будет зависеть, того я добьюсь. А не судьба – значит не судьба. От работы я отступаться не приучен. Не знаю, к чему вы клоните, но я готов принять всё, что потребуется. Иначе, я бы здесь не сидел.
- Спасибо, этого достаточно. – Поднял руку Джутта. – Вы интересный человек, Келли. Я, безусловно, рассмотрю ваше заявление в течение двух-трёх дней. Можете быть свободны. Кстати говоря, желаю приятного аппетита; вы можете присоединиться к вашему брату и господину Уинстону в столовой, поверьте, вы ещё не таких блюд не пробовали. Пальчики оближите! Доброго дня, Келли.
Фигура председателя растворилась в тени коридора. Ким словно очнулся от тяжелого, неприятного сна – аж по коже мурашки прошлись. Ну на что он подписывался?.. И этот проклятый Нарии с его сверкающими глазищами – можно было подумать, он испытывает будущих сотрудников на попытку внушения.
А ведь если подумать, разговор прошел не так уж плохо; Джутта больше рассказывал сам, нежели спрашивал – значит, скорее всего, у него уже созрело решение. Сами рассуждения походили на инструктаж, а общий тон беседы навязчиво напоминал короткие брифинги для новобранцев. Знак обнадёживающий. Что касается начальника – возможно, он и был весьма неприятным человеком, но далеко не худшим из тех, с кем приходилось иметь дело раньше. Взять хотя бы бывшего шефа, суперинтенданта Чавеза – в сравнении с ним, Нарии был просто образцовым руководителем. Хотя кто его знает, что дальше будет; загад не бывает богат. Первое впечатление, как правило, обманчиво: например, внешность председателя совсем не располагала воспринимать его всерьёз.
Ким наконец поднялся с диванчика и, отряхнувшись, поплёлся к выходу. Он действительно проголодался за время пребывания на вилле, и крепкий обед пришелся бы сейчас как нельзя кстати. Фидель, наверное, как всегда будет бурчать что-нибудь несуразное, например, что в местной пище слишком много стимуляторов. Ну и чёрт с ним! Пусть не ест, раз не нравится...
Всё-таки, до чего же уютно было обустроено поместье! Симуляция солнечного света заливала просторные залы, а за прозрачной, фасетчатой переборкой мерно шелестел азерумный кустарник. Где за пределами аркологического купола можно было найти такую умиротворяющую картину? Совсем не то, что пыльные, мерцающие тусклым красноватым свечением тоннели Анклава. Ну ничего; если всё будет в порядке, если наладится с работой, авось лет через тридцать-тридцать пять и удастся перебраться сюда - заодно поближе к отцу. А что такое тридцать пять лет по меркам местного жителя? Когда впереди – как минимум два столетия, это сущая ерунда. Знаменитая в Доминионах «системная» формула счастья: за десять лет получить квартиру на верхних ярусах, за двадцать пять – личный (да хотя бы и государственный) аэродайн, через пятьдесят – переехать в поместье в местном купольном комплексе. В Доминионах-то попросту дожить до пятидесяти трудно. А в ОФС – дело заурядное, правда, люди всё равно находят причины, чтобы жаловаться на жизнь. Удивительное существо – человек! Так, ловя себя то на одной, то на другой мысли, в бодром настроении и под ритмы незатейливой мелодии, выданной медиа-проигрывателем инсигнии, Ким всё быстрее шагал по длинным коридорам и лестничным пролётам особняка.

-…Ну что я могу сказать. Человек он достаточно сознательный, ответственный, с головой дружит. Не балабол, предпочитает сначала выслушать, потом высказаться, что среди мигрантов вообще редкость. С другой стороны, весьма агрессивен – как следствие, несколько замкнут; неплохая защитная реакция, но всегда действует. Принципиален, но корыстолюбив. Лжет, и, что примечательно, сам верит в свою ложь. Возможно, ему так спокойнее живётся.
- Из вас бы мог выйти талантливый психолог, Нарии. – подытожил Уинс, постукивая костяшками пальцев по зеркальному покрытию столика.
- Извольте, пользуюсь теми же аналитическими модулями, что и вы. Так или иначе, ваш сынишка – кадр перспективный, и, думаю, для него мы место подыщем. Хотя некоторые детали для меня ещё находятся под вопросом, окончательный ответ будет готов дня через два.
- Буду вам благодарен. А что касательно второго вопроса?
- С этим проблем никаких не будет, я разговаривал с Килроем, всё уже организовано. В Аркологический комплекс вы сможете въехать хоть на этой декаде, хотя ещё придётся уладить некоторые формальности. Вы заезжайте на следующих выходных, отметим новоселье.
- Это уже как по работе сложится. Что ж, благодарю, не буду более вас задерживать.
Уинс довольно крепко пожал руку председателя, после чего быстрым шагом удалился в сторону обеденного зала.
- А, подождите! – внезапно остановился координатор - …Я извиняюсь, Айс, кстати говоря, не выпрашивал у вас дополнительный выходной? Видите ли, у него сейчас «сложное положение» в семье, и в связи с этим, ему требуется четыре выходных дня в декаде. Какого?
- Да, он обращался ко мне с этим вопросом. Естественно, я отказал господину Веллингтону в его абсурдном запросе. В конечном счёте, он должен подавать его не в моё ведомство.
- Приятно слышать! Пусть знает своё место, а то скоро начнёт права качать; ну ничего, эта гнида у меня ещё побегает…
Нарии утвердительно кивнул головой.
- Всё, ухожу, доброго дня!
- Доброго дня, господин Келли.
Председатель развернулся к окну, прищурив от яркого света неестественно блестящие глаза с янтарными радужками. Фасетчатая переборка тут же поляризовалась, подстраивая освещение под вкус хозяина. Размытое очертание Джутты отразилось на прозрачной плёнке композитного покрытия.

Сташевский внимательно рассматривал переброшенные на терминал инсигнии стереобазы, время от времени покачивая головой.
- Я согласен, господин Нарии; этот парень способен справится с возлагаемыми обязанностями. Когда-то, я бы рекомендовал его отдать в наши ряды – из него бы вышел отличный офицер ВАКС, но, увы, не в эти времена.
Нарии бесстрастно развёл руками
- Аэрокосмические силы не испытывают недостатка в добровольцах, насколько мне известно.
- При всём уважении, прекратите наконец иронизировать – я уже сыт по горло. Мне тяжело видеть это всё из года в год, во что мы превратились. Когда бригадными генералами становятся мальчишки с Сиэмбиена, едва закончившие академию Колорадо-Спрингс, это… Абсурдно.
- В таком случае, я полагаю, вы вовремя покинули состав ВАКС.
На какой-то момент в комнате воцарилась тишина.
- И всё-таки, вы приняли решение? – наконец подал голос бывший офицер
- Безусловно. Конечно, этот Келли – не Владислав Лысенко, тут и разговора быть не может; тем не менее, такого человека упускать сейчас было бы, как минимум, непредусмотрительно. Место я ему найду. Посмотрим, как будет справляться на первых парах, а там глядишь, пристрою Лысенко в помощь. Думаю, было бы не плохо отправить его к нашим знакомым в муниципальную безопаску, пусть растормаживает Хейли. А то совсем инспектор заврался в последнее время, хотя, как мне кажется, его «керовцы» крепко взяли за известное место. Вот и проверим, не слишком светясь.
Сташевский одобрительно покачал головой
- К Хейли так к Хейли, я не возражаю. Пусть набирается опыта. А что с Уинстоном?
- Организовать ещё один канал не так уж сложно. Будем порой подбрасывать какую-нибудь незначительную информацию, пусть тешится на здоровье. Ну кто он такой, сами подумайте; кому сливает данные - Мерривезеру? Это смешно.
- Пожалуй, вы правы.
Джутта медленно осел в массивное кресло, развернув перед собой стекловидный столик.
- С этим разобрались. А теперь, с вашего позволения, я бы хотел приступить к более актуальным вопросам…
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.05.2012, 19:08   #6
Sunshine
Администратор
 
Аватар для Sunshine
 
Регистрация: 20.04.2010
Сообщений: 6,593
Рейтинг тем: 1,885
Репутация: 859
Отправить сообщение для Sunshine с помощью ICQ
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Прочёл пока только пролог)
В принципе язык хороший. Хотя много, мне кажется, пускаетесь в ненужною детализацию, что способствует излишней затянутости повествования... Хотя это не минус... тут дело каждого. Есть некоторые недочёты, да... проскакивают концеляризмы где не надо. Но, в общем это намного лучше, того, что мне часто приходится читать) Даже очень хорошо - по моему...

Хотя как говориться - придраться можно к чему угодно)

Постараюсь завтра прочесть первую главу)
Sunshine вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.05.2012, 20:21   #7
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Большое спасибо)
Безусловно, я не профессиональный писатель, и это - первая моя более или менее серьёзная работа, потому, само собой, не шедевр))
С канцеляризмами у меня и правда проблема - такой уж стиль речи, но на будущее обязательно учтём, спасибо. Что же касается детализации - лично я, садясь за написание "Гроажданина", изначально определил для себя, что повесть будет развиваться неспешно и с большим количеством описаний, так как рассказывает не столько даже о персонажах, сколько об обществе и мире, что их окружает (Если брать примеры из классики - "1984" Орвелла, "Долг чести" Кленси).

В любом случае, очень рад столь положительным откликам - постараюсь и далее не разочаровывать
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.05.2012, 11:56   #8
ID 42
Автор
 
Аватар для ID 42
 
Регистрация: 01.07.2010
Сообщений: 310
Рейтинг тем: 164
Репутация: 188
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Небольшие вольные размышления по частям прочтения, которые пишутся по мере прочтения:

Пролог:
Вначале мало что понятно, но, как я понимаю, Транскап - это такая штука, которая позволяет телепортировать человека в другое место. А почему она так называется?
Мир/планета называется Финикс? Или это город, или это название местности? Откуда произошло это название?
А, теперь понятно. Что-то вроде криогенной камеры. я ошибся в начале, технологии до уровня телепортации ещё не дошли.
С корабля транскапы сразу выгружают в зал приёма? Это значит, что эти средства автономны и не нуждаются в подключению к кораблю и работают, видимо, на неком подобии батарей? Просто если они будут зависимы от какой-нибудь другой аппаратуры, неудобен будет перенос их.
И, слово "пребывающих" не верно употреблено, они же прибывают, приходят, а не находятся там уже)
Опечатка "небыло", ведь пишется раздельно.
Наноформеры? Что это?
"сколько угодно тяжелого недуга" - "сколь угодно тяжёлого недуга" на мой взгляд будет правильней, хотя я не уверен в этом отношении.
Небольшая опечатка: "перенос сознание" - "перенос сознания"
"выдали «гражданкомплект» - универсальный композитный самосклеивающийся комбинезон" и т.д. - а до этого он во что был одет? Или был обнажён?
"аркологическими комплексами" - что это?)
И да, уже не в первый раз в тексте читаю - внутренний голос. Это имплант какой-то головного мозга или наушники? Откуда он знает, как лучше разговаривать с человеком и куда он идёт? Он читает его мысли (и доносит спец службам их)?
"братюнь" - на мой взгляд, это слово сильно выбивается из стиля, который художественен, а тут просторечная лексика, тем более - из интернета.
"сайклере"? Что это? Персонажи, конечно, знают, что это, но читатель же нет.
"аэродайн", "маглеве" - ещё больше непонятных пугающих терминов. Вам, наверное, как, к примеру, Лему, у которого непонятные термины занесены в словарик в конце книги, делать придётся.
"жирный хавальник" - ну, понятно, что человека достали, но всё-таки, на мой взгляд, лучше в художественной литературе такие слова не употреблять.
Опечатка: "толи недоброй иронии" - то ли пишется раздельно)
Маглев, значит, поезд. А зачем его переименовывать, чем это обоснованно?
-
В общем, закончил чтение пролога, мысли насчёт него вверху. Учитывать их или нет - решайте сами, это только моё мнение и я его никому не навязываю. Но написано хорошо, мне нравится, грамотно, есть стиль, но всё-таки слишком просторечная лексика людей его, на мой взгляд, портит.
Отдохну и продолжу чтение, но, скорее всего, завтра.
__________________
ID 42 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.05.2012, 19:01   #9
Jackal
 
Аватар для Jackal

Автор темы
 
Регистрация: 06.05.2012
Сообщений: 339
Рейтинг тем: 27
Репутация: 217
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Во-первых, должен поблагодарить за конструктивную и небеспочвенную критику - несомненно, ваши замечания и пожелания (как и пожелания рецензетов с других ресурсов) будут учтены при редактировании частей произведения после того, как оно будет закончено в "эскизной" части.
Во-вторых, отдельное спасибо за выявление грамматических и пунктуационных ошибок)

***

Повесть действительно изобилует авторскими и существующими техническими терминами; этот стиль повествования был перенят у небезызвестного писателя Ш.Мерси, в частности, биопанк-цикла "2048". В данном цикле "новояз", авторский сленг, на котором общаются герои, является своебразной "фичей" повествования. К сожалению, не обладая авторскими способностями такого уровня, повторить подобный эффект в "Гражданине", судя по всему, мне не удалось. Исходя из этого в дальнейшем постараюсь синимизировать введение подобных терминов, спасибо.

Транскап - транспортная капсула. По сути, "пассажирский контейнер". Космические аппараты ОФС используют модульные секции таких "транскапов" для переброски персонала как в пределах звёздных систем (используя реактивную тягу - ИТЯРД установки или более мощные фотонные двигатели, использующие антиматерию), так и при мгновенном перемещении материи через червоточины-пространство Шварцшильда. "Классической" неэнергоёмкой телепортации в описываемом сеттинге не существует, хотя осуществляется переброс материи через вышеупомянутые червоточины посредством т.н. "установок Копперхеда", о которых будет частично рассказано в следующих главах. Однако, создание и стабилизация таких объектов (Чтобы через червоточину передать на "другой конец" барионное тело, требуется синтезированная экзоматерия, обладающая отрицательной массой) - процесс крайне сложный и энергоёмкий. Хотя провести подобный "туннель" можно из фактически любой точки обозримой Вселенной в другую произвольную точку без специальных устройств "на другой стороне" (Как, например, "звёздные врата" или подобные им по действию механизмы), с расстоянием увеличивается и сложность производимых расчётов для стабилизации точки выхода; ведь, как известно, тела во Вселенной движуться друг относительно друга с огромной скоростью.

Финикс - это город-государство, в котором вырос Ким со своей матерью. О нём будет достаточно подробно изложено во второй главе.

Наноформеры - микроскопические устройства, способные собирать сколь угодно сложные конструкции из предоставленного сырья/материи, реконструировать существующие объекты или модифицировать их. Так же в современном мире подобные устрйоства называют наноассемблерами, однако, так как понятие включает в себя только лишь сборку объектов, я решил ввести термин "наноформер" для более широкого перечня осуществляемых работ. Наноформеры, в отличие от субатомарных стереолитграфических установок, осуществляют сборку на молекулярном уровне.

Касательно одежды - прИбывающие были облачены в "белые, стерильные комбинезоны" одноразового пользования, на подобие больничных. Хотя о том, что в такой же комбинезон до этого был одет и Ким, конкретно действительно не указывалось.

Аркологический комплекс - существующий термин; обозначает автономные, самодостаточные гиперструктуры, города или поселения, поддерживающие тем или иным образом "микроклимат"; особенно актуально для гипотетических внеземных колониальных поселений по понятным причинам.

"Голос" - голосовой (точнее сказать, словесный) интерфейс гражданской/транзитной инсигнии. Инсигния - синтетический*(1) "вирус", многофункциональный наноконструкт, исполняющий роль биометрического "паспорта", терминала связи и выхода в "сеть", а так же осуществляет слежение за состоянием здоровья (фактчески, берёт на себя функции имунной системы, хотя, к примеру, не способен самостоятельно восстановить серьёзно повреждённые участки ткани или потерянную конечность). Сама по себе инсигния не обладает ИИ, но имеет модуль микроресивера, осуществляющего связь пользователя с терминалами Федеративной Системы. Функционал инсигнии очень широкий, но в ходе повествования подробно описывается. Инсигния действительно способна "считывать мысли" по паттернам энграмм (энграмма - химический "след памяти" на протоплазме) и взаимодействия нейронов коры головного мозга. Более того, инсигния способна выстраивать новые паттерны или корректировать существующие, предоставляя возможность прямого обмена опытом, образами и мыслями, но в то же время - "замещения" памяти, прямого контроля над мыслями и самим сознанием человека. За нарушениями использования таких контруктов следит Администрация по Защите Прав Человека - де юре...

Маглев - существующий, и даже довольно распостранённый термин. Обозначает поезд на магнитной подушке. Теоретически скорость таких поездов может выше, чем у существующего воздушного транспорта.

Что же касается "просторечных выражений", я, лично, считал что они наоборот, "оживляют" диалоги персонажей. Чтож, учтём, что живее они её не делают, а только портят стиль)

Ещё раз, спасибо!



*1 -[В сеттинге различаются понятия "механики/робототехники" и "атомарной синтетики"; атомарная синтетика - область производства сложных конструкций с синтетической, искуственно воссозданной структурой и применем стабильных синтезированных химических элементов, полученных при манипуляциях на субатомном уровне. "Синтеты", синтетические машины, имитируют молекулярную структуру органических тканей, использая неорганические и синтезированные элементы, улучшающие технические свойства подобных конструктов. Так, обладая способностью к регенарции тканей и саморепликации, "синтеты" спосбны действовать в условиях очень низких, либо, наоборот, сверхвысоких температур. (Любые белки же распадается при 400С, как пример) Синтетическая техника совмещает лучшие качества органотехнологий и классических механизмов].
__________________
(H+)
Jackal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.05.2012, 19:46   #10
ID 42
Автор
 
Аватар для ID 42
 
Регистрация: 01.07.2010
Сообщений: 310
Рейтинг тем: 164
Репутация: 188
По умолчанию Re: Citizen 19F/Гражданин 19F, повесть

Так, начинаю читать первую главу и мысли выражать насчёт неё:
Насколько я помню, главному герою ответили в прошлой главе достаточно неплохую камеру по сравнению с той, которая у него раньше была, как бы для среднего класса. Раз эта маленькая, те ещё меньше, значит?
А, понятно. Жилой кризис у них, даже такая комната - верх счастья. А свет, который лился от стен помещения, можно отключать или он постоянен?
"И стены, и пол, и потолок мели" - имели, опечатка.
Хитро устроен комплекс, да. Как матрёшка почти. Хорошо обезопасили его.
А как в этом комплексе определяют время, когда встретиться, когда на работу идти?
А, понятно, в голове подсказывает этот самый инсигния, голосовой интерфейс. Что-то да запоминать начал^^
Хе-хе, я в процессе чтения подумал, что если бы у меня была такая инсигния, я бы с ней только и общался. С этой штукой можно поговорить о каких-нибудь отвлечённых вещах, или она не обучаемая и может выполнять только то, что ей предписано? И ещё - она одна на всех или для каждого человека индивидуальна?
Так, а новостная программа для каждого человека индивидуально работает? Т.е. он обращается через словесный интерфейс к серверу, отдаёт ему команду и он подключает его к определённому модулю, в данном случае - к подобию телевизора. Он так может везде смонтировать видео или только в определённых точках? Ведь должна проекция идти из какого-нибудь места) И ещё, это идёт запись или можно остановить, отойти и продолжить с какого-нибудь момента?
В этом мире от ванн совсем отказались в пользу практичных душей или ванны остались для привилегированных слоёв?
А, понятно, он поселился на нижнем уровне, среди угнетённых. Значит, я что-то в прологе не до конца понял, вроде как Фидель говорил о том, что хорошее место нашёл... Ну, ладно, это не важно.

Так, дочитал таки. Понравилось, мысли такие же, как и о прологе, дополнить не могу. Видно, что писать умеете и знаете достаточно много по данной тематике.

Может, и мне выложить своё небольшое неоконченное произведение...? Правда, там больше мистическая (на первый взгляд, в конце окажется, что это не мистика, а вполне нормальные допустимые явления) антиутопия, чем научная фантастика и фантастического достаточно мало, больше всяческих размышлений и поиска смысла во всём. Правда, всё застопорилось сейчас немного, так как не могу придумать, как продолжить, хотя уже концовку придумал, но до неё идти и идти... Покритикуете немного, когда свободное время будет, если я так сделаю, выложу т.е.? Оно, благо, не большое и главы достаточно не длинные.
__________________
ID 42 вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Citizen 19F/Гражданин 19F, арт. Jackal Наше творчество 70 16.04.2013 23:38
Последние минуты перед атомным взрывом (Повесть) seven Бар "Перекрёсток миров" 8 12.07.2011 09:59


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 20:48. Часовой пояс GMT +3.


Copyleft (ↄ) 2010-2017, CyberClock.cc
Все уже украдено до нас.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot